• ‎+38(050)256-99-58
  • +38(095)638-61-79

Победители 2017

Кебикова Кристина 17 лет

Кебикова Кристина 17 лет

Под парусами «Мечты»

Соленый прохладный воздух ласково встречал всех пассажиров трехмачтовой шхуны, вышедших из своих укромных кают. Утреннее солнце яркими лучиками прорезало еще сонное небо и достигло идеально вымытой палубы. Анч, мой друг детства, выйдя из каюты, весело подбежал к корме корабля:

– Коля! Иди сюда! – позвал он меня, – смотри, – он указал на воду, из которой испуганно выпрыгивала рыба, – и так каждое утро, они только утром скачут, скажи весело? – Анч залился смехом, но я не подхватил настроение друга, спросив:

– Слушай, а ты любишь дождь? – этот вопрос терзал мой разум несколько дней и бессонных ночей после того, как я прочитал роман, где из-за дождя и бури погибли пассажиры парусника.

– Конечно, нет. Кто любит дождь, ты мне скажи? – Анч развернулся к воде спиной и облокотился на перила шхуны, – он же делает нас полностью мокрыми, и от этого можно заболеть, – рассуждал он. – Зачем ты вообще думаешь о дожде? Думай о солнце и попутном ветре, забиваешь себе голову ненужными вещами!

– А ты никогда не думал, что ветер может поменяться, и тогда судно поплывет не в том направлении? – я посмотрел своему другому в глаза, но в ответ встретил лишь недопонимание.

– Ты, иногда, такой зануда, – сказал Анч и пошел вперед к носу шхуны, я побежал вслед за ним, тогда мой друг продолжил: – Ты почему-то смотришь на все с пессимизмом.

– Я пытаюсь просчитывать наперед, – начал я оправдываться, – после прочтения того романа, у меня предчувствие, что приближается нечто страшное.

– Ты себя просто накручиваешь, – отрезал он и посмотрел вверх на солнечное небо.

Внезапно воздух стал холодным, а небо за доли секунды затянулось тяжелыми грозовыми тучами. Люди, бродившие по шхуне, в тот же миг разбежались по каютам. Засверкала молния, грянул гром – начался сильный ливень. Анч исчез вместе с толпой. Я даже не заметил, когда он испарился, в конечном итоге я остался на палубе совершено один. Холодные капли яростно ударили мне по лицу. И я уже собрался уйти вслед за всеми, как вдруг увидел синее пятнышко, мелькнувшее в сторону средней мачты.

– Эй! Иди в каюту, замёрзнешь и простудишься! – крикнул я и пошел за проказником, который решил побаловаться во время дождя. Маленькая девочка выглянула из-за подножья мачты, в крохотной ручке она держала синий зонт, и он прикрывал ее от грозного ливня.

– Где твои родители? – спросил я малышку, – иди в каюту, – девочка стояла и смотрела на меня веселыми глазками. Ее голубое платье аккуратно сидело на ней и так же, как и ее темные волосы, не развевалось в след сильному ветру, который поднялся вместе с бурей, а на ногах девочки были абсолютно сухие черные туфли. Сильный дождь попадал строго на зонт: капли с огромной силой отбивались от его поверхности так, что ни одна из них не прикоснулась к владелице.

– Ты понимаешь меня? – спросил я девочку, в ответ она только засмеялась и побежала к носу судна. Я ринулся за ней: – Стой, ты же можешь выпасть! – но девочка не слушала меня и, смеясь, бежала дальше, – стой! – неистово закричал я, сорвав голос на хрип.

На судно надвинулся огромный черный вал, он жестоко ударил шхуну, а та в ответ прорезала его. Вода залила палубу, накрыв меня с головой и уложив на лопатки. Я попытался встать на ноги, но скользкая палуба не позволяла осуществить задуманное. Вторая волна так же накрыла меня, стихия забила дух и попала в легкие, от чего начался кашель. Руки и ноги, не слушаясь, скользили по поверхности, я уже думал, что мне пришел конец и пора прощаться с жизнью. Как вдруг чья-то крепкая рука схватила меня и, оттянув назад, поставила на ноги.

– Девочка с зонтиком! – оказались мои первые слова, направленные высокому парню, который спас меня от разбушевавшейся стихии.

– Какая еще девочка? – с возмущением спросил спаситель.

– Маленькая, с синим зонтом! – объяснил я. Мужчина взял меня за плечи и повернул к себе лицом. Его темные глаза заглянули мне в душу, а тонкие губы четко и громко произнесли:

– Нет у нас тут маленьких девочек, тем более с синими зонтами. Ты же знаешь, что на судне нет зонтов! – твердо добавил он, – откуда у девочки может быть зонт?

– Не знаю! – я пожал плечами. Наши голоса перекрывал сильный ветер, из-за чего приходилось кричать.

– Идем в каюту! Там разберемся, что за девочка! – мужчина взял меня за предплечье и потянул за собой.

Раздался очередной раскат грома, но теперь он был смешан с неким визгом. Это остановило нас, и мы переглянулись между собой, как бы спрашивая: «Что это было?». Вдруг из темной воды вынырнул огромный зеленый змей, матовая чешуя которого была покрыта маленькими колючками, создававшими иллюзию мягкой пушистой шерсти. Массивную голову чудовища украшали огромные прямые рога. Змей зарычал, открыв огромную пасть с тысячью зубами. Кривые клыки Левиафана (а это был именно он) вонзились в среднюю мачту, и монстр с легкостью переломил ее пополам, кинув в море. Чудовище приготовилось к новой атаке шхуны. Я бросился вперед к закрытой тканью гарпунной пушке, немного заржавевшей от долгого неиспользования, и, хотя навести ее на цель оказалось очень трудно, я успел сделать выстрел перед атакой монстра. Левиафан легко увернулся от летящего в него копья и злобно заревел. Мы с монстром встретились глазами: его узкие змеиные зрачки ввели меня в оцепенение, а мои руки стали ватными и начали дрожать; я не мог повторить атаку, так и продолжив смотреть на змея. К пушке подбежал спасший мне жизнь парень и перезарядил ее. Когда я не отреагировал на его действия, он закричал мне на ухо:

– Стреляй!

Я выпустил следующий гарпун в змея, но в монстра не попал. Левиафан еще раз зарычал, его тело сжалось, и он готов был напасть на судно. Мой напарник перезарядил пушку, я сделал очередной выстрел. Снова промах. Левиафан оказался ловким хитрецом: после очередного выстрела ушел вглубь воды. Я выдохнул и сделал выстрел навскидку. Раздался жалобный рев. Багровая жидкость показалась на поверхности океана, а хвост раненого монстра промелькнул над толщей воды сзади от шхуны – змей исчез.

– Попал, – сделал я вывод, – я попал! – закричал я от счастья, поднеся руки к небу.

– Да, иногда стоит стрелять наугад, тогда точность попадания не так разочаровывает, – сказал напарник с долей смеха в голосе, – кстати, меня Гнат зовут, Гнат Завирюха, – он протянул мне руку.

– А меня Николай или просто Коля, – мы крепко пожали друг другу руки.

Буря утихла так же внезапно, как и началась. Тучи быстро разошлись и остались позади, а нас вновь встретило теплое яркое солнце.

Из кают вышли испуганные люди, ко мне подбежал Анч:

– Ты что здесь все время был? – со страхом в голосе спросил меня товарищ.

– Да, мы с Гнатом Левиафана победили, – я указал на своего нового знакомого.

– А, ну молодцы, – в голосе моего друга отсутствовали эмоции, что не было похоже на него. – Меня зовут Анч, – представился он и протянул Гнату руку. Мой напарник пожал ее и спросил у нас:

– Зачем вы на этом судне? – Гнат говорил спокойно, но его глаза блестели интересом.

– Я хочу, как и мой отец, дед и прадед стать капитаном, но для этого мне нужно судно, – с насмешкой в голосе я продолжил: – Вот тут я и оказался: плыву за своей посудиной, – Завирюха внимательно выслушал меня и перевел взгляд на притихшего Анча:

 – А ты? Куда ты плывешь? – Гнат нагнул голову и посмотрел моему другу в глаза, которые Анч так усердно пытался спрятать.

– Я со своим другом плыву. Куда он, туда и я, – промямлил он и удалился.

– Что это с ним? – незаметно для себя я задал вопрос вслух.

– Он боится бури, – сделал заключение Гнат. Я перевел вопросительный взгляд на собеседника, и он объяснил мне: – Есть люди, которые боятся бури, и когда их близкий человек попадает в шторм, они начинают сомневаться в себе, тем самым сомневаются во всем вокруг.

– Почему? – возмутительно спросил я и неосознанно протянул руку вперед себя ладонью вверх. Гнат по-дружески ударил меня по руке и сказал:

– Потому что они тру́сы и тянут корабль ко дну, – он замолчал и посмотрел вдаль. – Так что за девочка была с зонтиком?

– Маленькая, с синим зонтиком, смеялась, – ответил я ему, а в голове крутились беспокойные мысли о моем друге, интересно, чего он так себя повел? Прав ли Гнат на счет бури и Анча? Я никогда не замечал за своим другом трусости, он всегда и везде был первым.

– Эй, – Гнат потрепал меня за плечо, – дальше рассказ будет?

– Да, – я сморщился и потер лоб, а потом продолжил: – Самое странное то, что одежда девочки и волосы оставались неестественно неподвижными на ветру, точнее они не шли за ветром! И одежда ее была сухая, только зонт мокрый! Она побежала к носу палубы и после удара волны исчезла! – я закончил свое повествование и перевел взгляд на молчавшего Завирюху:

– А ведь знаешь, – его голос был тихим и все таким же спокойным, – не важно, почему она появилась и куда исчезла, ведь, если бы не она, ты бы не остался на палубе и не отбил атаку змея.

– А, если она за борт упала? – спросил я.

– Скорее всего, она тебе всего лишь привиделась, потому что на судне нет маленьких детей, – объяснил мне мой новый знакомый.

– Может ты и прав, – закончил я разговор, в голову опять вернулись мысли о моем старом друге.

– На этом паруснике нам опасно находиться! – возник из ниоткуда Анч, вокруг которого вмиг собрались люди, – мы никогда не доплывем до пункта назначения, так как мы даже не знаем, куда плывем и зачем куда-то плывем! – толпа с интересом выслушивала гневную речь моего друга. – Смотрите, земля! – продолжил он и показал вдаль на маленькое желто-зеленое пятнышко, – давайте развернем судно туда.

– Ты же знаешь, что мы не можем: это судно, словно живое, оно не слушается никого, кроме Капитана! – заметил Гнат, который повысил голос так, что своей мощью он перекрывал возгласы взволнованной толпы.

– А где же Капитан сейчас?! – закричал Анч, – это миф, что есть Капитан! Его не существует! Когда вы, наконец, это поймете! – я никогда не видел Анча таким разъяренным, его щеки стали пунцовыми, глаза неистово бегали по пассажирам, собравшимся вокруг него. – Послушайте меня, люди, – спокойно начал он и вздохнул, – мы не должны оставаться здесь, потому что не знаем, к чему и куда судно нас может привести.

– Мы плывем к… – начал Гнат, но его в тот же миг перебил Анч.

– Да, в никуда мы плывем! – Анч яростно размахивал руками, еще немного и он бросился бы с кулаками на Завирюху.

– Всегда есть конечная точка! – закричал в ответ Гнат.

– Ну и плыви туда! – плюнул в ответ ему Анч и поднял правую руку вверх. – Народ, пора нам покинуть этот корабль и найти себе настоящую землю под ногами. Там земля, она наша! – он указал пальцем вдаль.

– Да! – рев толпы заглушил все звуки вокруг. Люди сломя голову кинулись в воду. Ко мне повернулся Анч:

– Ты со мной? – его серые глаза сурово посмотрели на меня, он ждал положительного ответа, так как сам всегда шел за мной. И я кивнул ему, хотя ни в чем не был уверен. – Хорошо, – сказал он и прыгнул за борт.

Я тоже прыгнул следом за своим другом в океан. Холодная соленая вода ударила мне в лицо, а парусник без остановки направился дальше. Анч поплыл, не оборачиваясь на шхуну. И мне уж больно хотелось ринуться за ним, как непреодолимое чувство тревоги вонзилось лезвием в сердце – я обернулся. На корпусе коряво было выцарапано название шхуны: «Мечта». Я впервые увидел название судна, на котором пробыл не один день. Эта новость меня обрадовала и огорчила, ведь чем дальше судно отплывало, тем больше меня одолевало чувство невероятной потери: я не смогу угнаться за этим парусником. Мне никогда так не хотелось вернуть время назад, как в тот миг. И я остался один в воде смотреть на уплывающую вдаль шхуну.

Что-то мелькнуло в голубом небе, и огромный спасательный круг упал мне на голову. Я крепко взялся за него, и он потянул меня вслед за «Мечтой». Брызги резали кожу, руки немного соскальзывали с круга, но я вцепился в него и через несколько секунд уже стоял на палубе в окружении малочисленных людей, оставшихся на шхуне.

– Хорошо покупался? – с насмешкой спросил Гнат.

– Почему вы мне круг бросили? – задал я встречный вопрос Завирюхе и всем людям, которые обступили нас.

– Ты бы видел свое лицо, когда корабль начал уплывать, а ты в воде остался, – опять спокойным голосом ответил Гнат.

– А как вы увидели мое лицо на таком расстоянии? – я обвел людей глазами, и один из них показал мне бинокль:

– Дедушка подарил, наконец-то, пригодился, – сказал хозяин бинокля.

– А Анч? – замялся я и обернулся в сторону, куда уплыл мой друг.

– Он выбрал другой путь, – ответил Гнат и похлопал меня по плечу, – у каждого своя остановка.

– Держи, – парень протянул мне бинокль, – посмотри на своего друга: доплыл он или нет.

Анч вышел из воды, его бурно приветствовала толпа, и мой старый друг повел их вглубь острова. Я, поблагодарив, отдал бинокль его хозяину. Все люди разошлись по своим каютам, солнце лениво начало закатываться за горизонт. С одной стороны, я даже рад за своего друга, он ведь нашел себе твердую землю под ногами и помог в этом другим. А с другой стороны, правильно ли он сделал?

Гнат Завирюха стоял возле носа корабля, заведя руки замком за спину, и смотрел вдаль. Я подошел к нему и принял такое же положение.

– Никто из нас не знает, где лучше, – начал он после моего нервного выдоха, – каждый из нас делает свой выбор, который имеет свои последствия. Не расстраивайся на счет Анча, он нашел себе дело жизни, но и мы-то тоже приплывем к конечной точке, – Гнат замолчал и посмотрел вперед, на его лице промелькнула легкая улыбка. – Уже довольно скоро, – на этих словах он развернулся и спокойным шагом ушел.

Я стал на то месте, где только что был мой собеседник, и так же, как и он, взглянул вперед. Вдалеке виднелись высокие пальмы, сзади которых раскинулся огромный тропический лес. Впереди, на песке, стояла девочка с синим зонтиком и махала ладошкой, встречая величественное судно.

Категория

Проза, 1 место
Поделится в сетях: