• ‎+38(050)256-99-58
  • +38(095)638-61-79

Победители 2018

Валерия Кузнецова, 17 лет, г. Шахты, Россия

Валерия Кузнецова, 17 лет, г. Шахты, Россия

«Если ты не постараешься увидеть больше  видимого, то ничего не  увидишь».    
 
В тот день от прогуливающихся по солнечным улицам Севильи туристов, решившихся насладиться ласковым солнцем (что неплохо сочеталось с осмотром достопримечательностей, разглядыванием местных красот и красоток, а также транспортировкой денег в руки торговцам) – так вот, от этих беспечных, никуда не спешащих людей укрылось главное событие дня. Что, конечно, не удивительно, ведь обычно все самое главное в жизни остается незамеченным. Так талант гения угасает, угнетаемый современниками; так вспыхивает крошечная искра, чтобы потом уничтожить сотни гектаров леса; так посреди улицы из ниоткуда появляется компания молодых людей с веревками, фонарями и бутылкой кетчупа... Но об этом поподробнее. 
Время вытолкнуло Алиота назад, не сказать, что выплюнуло, и он неуклюже прокатился по пыльному тротуару. Самый юный из компании путешественников во времени, он не обладал и толикой изящества своих товарищей, которые едва не выполняли акробатические номера при выходе из Кротовины. 
- Нужна помощь, дружок? – к нему резво подбежала Виктория и тут же закрыла свет божий своей копной огненно-рыжих кудрей. Ее круглое, по-детски румяное лицо было усыпано веснушками, в некоторых местах сливавшихся в почти сплошные солнечные пятна. 
Вся поза ее выдавала едва заметное напряжение, смешанное с желанием прямо сейчас броситься в гущу событий. Алиот заметил, что она мелко пританцовывала на месте, явно борясь с одолевающим ее нетерпением. 
Проходимец презрительно фыркнул. 
- Обойдусь. 
Он поднялся, выпрямился и с удовольствием вдохнул сладковатый воздух солнечной испанской провинции. Убедившись, что при перемещении по неосторожности не оставил в Кротовине руку, ногу или другую памятную часть тела, он поднял глаза, чтобы увидеть в нескольких шагах от себя Астора Дюбуа с фонарем в одной руке и Манипулятором в другой. 
Удивительная штука, этот Манипулятор! Или, как его правильнее называть, Манипулятор Временной Воронки - совершенно невероятное и последнее изобретение Николы Теслы, которое было передано проходимцам уже после его смерти. Все чертежи и копии хранят в строгой секретности где-то в Библиотеках, пользоваться ими могут только самые опытные и доверенные путешественники, потому что, по правде говоря, иногда опасности от этих странных часов исходит куда больше, чем пользы. Тем не менее, проходимцы берегут манипуляторы, как зеницу ока, и даже сильнее. Серьёзно, одному из них пришлось выкупить потерянный манипулятор за свой глаз. Алиоту рассказывали, что так у пиратов появилась новая мода.
- Ай-яй-яй, - Астор в своей привычной французской манере аристократа качнул головой, щелкнув по Малым часам Манипулятора тонкими пальцами, - мы опаздываем на 2,5 минуты от местного времени. 
- Он будет через пару минут. – Алиот принялся отвязывать пот пояса веревку и фонарь. Где-то позади Виктория боролась со своим тросом и, судя по сердитой ругани, девчонка не выходила из этой битвы победительницей. Алиот довольно ухмыльнулся. Не то чтобы он злорадствовал проблемам своей напарницы, нет. Просто с самого первого дня на Временной Станции парень четко уяснил: Виктория Кастеллан всегда была причиной неприятностей. 
За спиной у Виктории блеснула игла, отражая свет желтого солнца. Огромная, чуть меньше метра, она хранилась в кожаном чехле и предназначалась для шитья временных прорывов и устрашения всех обычных швей-закройщиков. И, по мнению Алиота, была самым неподходящим предметом, который можно доверить рыжей непоседе.
Громкая, самоуверенная, любопытная, с пулей в правом полушарии мозга и топором – в левом, Виктория была боевой канарейкой их маленькой группы. Она относилась именно к той категории проходимцев во времени, которые предпочитают лишь нехоженые тропы и переглядки с неизвестностью. 
Стоит только припомнить, что их путешествие на тонущий «Титаник», потеря Алиота в бесконечных коридорах Кротовой норы и побоище в Дувре было только ее заслугой! 
Но сейчас не об этом. 
В этот прекрасный день, который можно было провести под ласковым солнцем, попивая холодный виноградный сок, они вооружились самыми неподходящими вещами, чтобы поохотиться. 
- Все готово? – Астор напряженно оглядывал крошечный переулок, в котором они стояли, прижавшись носами к стенам домов. Место было выбрано заранее, людей здесь нет, значит, им никто не помешает. 
Француз со свистом выдохнул и обернулся к Алиоту. 
- Готов к веселью, Алиот?  
Объектом их импровизированной «охоты» должен был стать старьёвщик, которого они выследили по горячим следам. Эти существа – порождения Безвременья, дикие и необузданные твари с вечно пустым желудком. И лишь одно может утолить их голод – время. 
У старьёвщиков нет собственного времени, и чтобы остаться в нашем мире, они крадут человеческое. 
Алиота всегда слегка пугали рассказы об этих созданиях, хотя старшие проходимцы говорили о них скорее как о самой большой головной боли всех Станций, чем о реальной опасности. 
Впрочем, Астор – их негласный лидер - так не считал, и к миссии подошел с полной ответственностью. Честно говоря, Алиота это решение впечатлило. Возглавить отряд из Виктории-о-боже-только-не-она Кастеллан и самого неопытного проходимца всех времен? Сам бы он на это не решился. 
Голос француза вернул его в реальность. 
- Старьевщик совсем молодой, скорее всего, еще детеныш. Нам необходимо просто поймать его. План не блещет изяществом, но чем меньше мы будем переживать по мелочам, тем лучше. 
Видя, что Алиота его слова совсем не ободрили, Астор слегка потрепал его по плечу. Потом перевел стрелку на Средних часах Манипулятора и даже попытался улыбнуться: 
- Давай спокойнее. Главное — не паникуй и помни: он боится тебя больше, чем ты его. Просто он об этом не знает.
                                                           ***
Выход из душного автобуса получился ужасным из-за чужих локтей и шумным из-за двух десятков пассажиров. Алан, придерживая потрепанную, обвешанную значками сумку, оценивал вид городка, в котором очутился.
Автобусные экскурсии вообще довольно неприятная вещь. Страшная, надо сказать. Группу незнакомых людей сажают в одну машину, везут в неизвестном направлении и при этом пытаются отвлечь от этого кошмара, рассказывая различные факты и прибаутки.
«Не выйдет! Не обманите! Я запомню дорогу назад!»
Кому вообще пришла в голову эта дурная идея отправить в другую страну маленькую группу таких, как он? Ну ладно бы с ним, Аланом, он все оценит, когда немного успокоится и подышит свежим воздухом. А остальные явно думают, что на них влияет общество «товарищей по несчастью». 
Пока экскурсовод вещал что-то про «Дом Пилата» и Торро-дель-Оро, каждый находился в своем личном мирке, в который окружающий мир просачивался совершенно по-разному. Кто-то скрупулёзно записывал каждое слово, кто-то увлечено пинал ногой брусчатку или был занят чем-то ещё. Участки экскурсии были не понятны для Алана точно так же, как и все остальные, если даже не больше. Но у этого экскурсовода явно было золотое терпение и такие вещи как не слушающие его туристы не могли сбить его с истинного пути просвещения убогих, он продолжал свое повествование.
Алан слушал всё это в пол уха. Он уже успел прочесть о городе, и больше всего его заинтересовала таинственная река Диана, что течет у городской окраины, и которую никто никогда не видел. 
Если верить легенде, то тихой лунной ночью можно услышать шум таинственной реки, и если в этот час выпить воды из Ночного фонтана, куда она приносит свои призрачные воды, то можно стать немного сумасшедшим. Совсем немного сумасшедшим. Как гласит легенда - выпей этой воды и станешь поэтом или безумно влюбишься, а может быть, тебя ожидает прозрение, и ты станешь новым святым...
Конечно, в эти детские сказки Алан Рейл совсем не верил, но вот вопрос национального фольклора представлялся ему вполне занятным. Ведь, как известно, любая выдумка может иметь под собой вполне реальное обоснование. 
Узкие улочки Севильи петляли брусчатой лентой, взлетали вверх и катились вниз так, что Алан и сам не заметил, как оторвался от группы. Шаг, другой, третий, всё дальше от площадки автобуса, всё ближе к территории заветной реки на окраине города.
- А ведь была на карте совсем рядом. Дурацкая река... – Алан в задумчивости запустил руку в рыжеватые космы, пытаясь разобраться, где именно он свернул не туда. Или пропустил поворот... Может, он вообще пошел не в ту сторону? 
Жаркий воздух раскалял легкие, и Алан обреченно выдохнул. Сейчас он желал бы найти реку просто, чтобы умыться. Но, похоже, что ему придется вернуться обратно – кругом не было ни души, одни голые стены. Все, доигрался. Кончились приключения, даже дорогу не у кого было спросить. 
Так думал Алан, кружа в неизвестном крошечном переулке, пока навстречу прямо в пяти метрах от него внезапно не появились люди. Один из них, неуклюже упавший на землю, был похож на встрёпанного воробья. Двое других – хмурый черноволосый мужчина и рыжая девочка с чем-то, напоминающим огромную иглу в руках, были нагружены какими-то странными вещами и тихо переговаривались между собой. 
Удивлению Рейла не было предела. Ему даже пришла в голову совершенно дикая мысль, но, согласитесь, не каждый день перед вами из пустого пространства появляются загадочные люди с веревками, каким-то чудными инструментами. 
«Может, это и есть хранители реки Дианы... Может, именно они делают так, чтобы ее не нашли!»
Алан достал блокнот. Что же написать? У него сотни вопросов и черт знает, понимает ли местная нечисть английский... Не беда, он силен в пантомиме, потому написал одно единственное слово «Диана» и нарисовал под ним несколько волнистых линий, изображая воду. Теперь можно и обращаться к хранителям реки, которые, к счастью, ещё не исчезли, а продолжали какое-то свое копошение, вооружаясь чем-то невероятным. Фонари? Больше напоминают мечи из света звезд и лунного серебра – не иначе. Видать на великую битву добра со злом собрались. Ну, или что там нынче, с чем борется?
Где-то в конце улицы послышался знакомый голос экскурсовода, причитающий сразу на двух языках обо всех тяготах жизни.
«Вот и по мою душу пришли!» - время явно работало против Алана, и если у него были какие-то вопросы к воинственным испанским хранителям, то стоило задавать их сейчас, пока его не уволокли назад в автобус. 
Он уже перескочил улицу, когда из воздуха возник четвертый участник этого странного представления. С новоприбывшим явно не собирались церемониться. Черноволосый хранитель реки, самый старший из них, с мужественным боевым кличем взмахнул своими мечами из звездного света, заставляя враждебного духа отступить, а Алана отшатнуться и плюхнуться на землю, роняя блокнот и ручку.
                                                            ***
Алиот знал несколько вещей о планах. Во-первых, они очень полезны в жизни; во-вторых, их лучше составлять заранее; в-третьих, они редко сбываются. Вот и сейчас все конкретно пошло не по плану. И, как водится, именно тогда в дело вмешивается Господин Случай. 
Сегодня Господин Случай принял облик рыжего худосочного юноши, который появился так неожиданно и близко от старьевщика, что складывалось впечатление, будто они вырвались из Безвременья вместе. И пока Астор демонстрировал чудеса эквилибристики, а Виктория пыталась зашить своей иглой прорыв во времени, Алиот сменил положение в пространстве, заняв место между зверем и пареньком. 
Это было, во-первых, храбро, а во-вторых, абсолютно зря. 
Ослеплённый, дезориентированный старьёвщик взвыл, и такую смесь тупой ярости и боли в природе не найти, разве что вы доведёте тигра до нервного срыва, а потом прищемите ему хвост. Дикий старьёвщик в минуту гнева напоминает оборванный оголённый провод под напряжением: он искрится и извивается, и неизвестно, кого заденет в следующую секунду.
В этот раз удар пришелся по Алиоту. Старьевщик со всей своей звериной силой отбросил его на землю, которая тут же приветливо подставила подушку из раскаленного асфальта. 
К слову, упал он рядышком с незнакомцем, который был настолько поражен открывшейся ему сценой, что явно забывал дышать. 
Как и любой, кто проводил целые ночи, слушая рассказы старших проходимцев, Алиот четко уяснил, что делать, если ты оказался лежащим посреди улицы рядом с кем-то, кто хочет не столько убить тебя, сколько заставить умереть. Во-первых, надо перестать бежать и кричать. Это никогда не помогает.
Подумать о втором пункте он не успел, потому что кривая старьёвщика указала на расположившихся на земле парней, и тот, грозно рыча и выставив вперёд когтистые ладони с растопыренными пальцами, направился к ним. 
Возможно, пришла пора описать внешность этого создания, совсем недавно отпочковавшегося от безвременья и успевшего доставить человечеству уйму неприятностей. Новорождённые люди обычно некрасивы, новорождённые старьёвщики – уродливы всегда. Внешность этого можно было назвать человеческой – если вы, конечно, никогда прежде не встречались с человеком и представляли его понаслышке, со слов тех, кому кто-то когда-то говорил, что его приятель был знаком с полноценным, взаправдашним человеческим существом. У человека есть голова – сказали бы вам; что ж, у этого старьёвщика она тоже была. Кожа на ней напоминала оплавленный воск свечи, лоснящийся и струящийся вниз отвратительными наслоениями. На этой голове были два затянутых мутной плёнкой глаза, ноздри без носа и рот без губ, наполненный двумя рядами острейших клыков. На лице были даже щёки, лоб и подбородок, но выглядели они так, будто расположились в неверной последовательности. 
Чертыхнувшись, Алиот поднялся на ноги, попытавшись сделать это очень быстро, и пнул старьёвщика куда-то в область живота, задав ему новое направление. Будто отброшенный мяч, он с тем же голодным энтузиазмом бросился в сторону Виктории, которая все еще возилась с временной прорехой, орудуя своей гигантской иглой. 
К счастью, на помощь ей пришел Астор. Старьевщик взвыл от боли, когда его клинок полоснул по плоской морде, оставляя кровавый след. 
В это время Алиот Сеймур нащупал где-то сбоку мальчишку, схватил его под локоть и не столько помог, сколько заставил подняться. Оставалось лишь гадать, заметил ли он Алиота прежде, но сейчас пришелец из будущего уже не мог остаться без внимания.
Не слушая чужих слов, проходимец толкнул его из переулка:
- Беги или превратишься в воспоминание! 
После чего подобрал верёвку, которую выронил во время кратковременного свободного падения, и отправился на подмогуАстору. Ослепить, связать, облить кетчупом – так ему говорил Теобальд, известный мудрец Станции. Внезапно вопрос, куда делась бутылка с томатным соусом и для чего именно это нужно, стал не самым важным на повестке.
Старьевщик хищно кружил вокруг проходимца и выглядел как жуткая ведьма из сказок братьев Гримм еще до того, как они были подвержены цензуре. На лице Астора отражалось отвращение и строгая сосредоточенность, узкое лезвие клинка он крутил в пальцах, держа монстра на прицеле. 
Желая быстрее закончить бой, Астор ринулся на тварь и, не сумев рассчитать силу, столкнулся с цепкими когтями и оказался припечатан к ближайшей стене. В глазах проходимца заплясали искры, а боль в затылочной части на мгновенье ослепила вовсе. 
Алиот же от столкновения со старьевщиком оказался отброшенным назад, но он все еще держался на ногах до тех самых пор, пока не наступил на что-то, не поскользнулся и не упал на рюкзак, который висел за плечами. Послышался звук бьющегося стекла. Это был фонарь и бутылка того самого кетчупа, которым они собирались облить старьевщика. 
Спустя пару секунд, превозмогая боль и обиду, проходимец поднялся (пока только на четвереньки), чтобы лицезреть, как ошалелый монстр скрывается в переулке. 
Алиот выпустил из рук бесполезную веревку, чтобы прощупать свою спину, по которой стекала сладковатая жидкость, заставляя клетчатую рубашку прилипать к телу.
- Я истекаю кетчупом, - простонал он. 
Где-то рядом ругнулся Астор. 
Видимо, голова его болела так сильно, что сразу подняться француз не смог, так и опирался на стену, щурясь от дневного света. 
Алиот же беспокойно оглядел поле боя, пока не наткнулся на то, что заставило его упасть. На асфальте лежал блокнот, который тот невесть откуда взявшийся парень держал в руке.  На раскрытой странице было лишь одно слово: «Диана».
- Какое странное мужское имя, - удивился Астор, сделав над собой усилие, чтобы подойти к нежданному зрителю их провала. - Откуда ты взялся, малец? Давай-ка, вали отсюда!
- Ну вы, ребята, даете... – освободившаяся Виктория растерянно закрепила иглу за спиной, потом ухмыльнулась, глядя на измазанного томатной пастой Алиота. И, заметив Алана, заметно оживилась. – А ты кто такой?
Астор со стоном потер затылок. Он был опытным путешественником во времени, который с детства жил на Станции и был готов принять пост ее Смотрителя. На его счету было около десятка пойманных старьевщиков, гораздо старше и страшнее сегодняшнего. Однако это не помешало ему мысленно обругать себя идиотом.
Другой на его месте плюнул бы вслед старьёвщику или хотя бы погрозил ему кулаком; Астор же лишь грустно посмотрел, как порой глядят вслед уходящему автобусу. Оставалось надеяться, что тот слишком напуган, чтобы сейчас охотиться. 
Астор обернулся к товарищам, чтобы убедиться, не пострадали ли они во время короткой и позорящей всю гостиницу-Станцию «Час» операции.
Неизвестный мальчишка, испортивший им всё, до сих пор был здесь. Астор ощутил прилив неконтролируемого раздражения - слишком много рыжеволосых неприятностей на квадратный метр и на одного Дюбуа. Ведь, если так рассудить, этому глупцу вообще знатно повезло, что шокированное таким вниманием дитя времени бросилось куда-то наутек, а не отправило его прямиком в какой-нибудь каменный век.
Старьевщик исчез за поворотом и битва «добра и зла» на время остановилась, давая возможность людям прийти в себя, а чудовищу бежать. Бежать так далеко и быстро по узким улочкам, как он ещё никогда не бежал и, может быть, как он никогда уже бегать не сможет.
- Тебе лучше уйти. – Высокомерно заявил Астор.
На что Алан решительно помотал головой, отвечая «нет». Он не уйдет. Теперь уж точно ни за что. Он видел! Эта тварь, убегая, даже раздавила его ручку. Как от такого можно просто так отмахнуться?!
Парень никогда не участвовал в заварушках, в которых требовалось давать быстрые и четкие ответы, потому ему было сложно сориентироваться, как донести смысл всего того, что он хотел бы сказать в максимально сжатые сроки. А хотел он сказать многое, например, кто они такие, что это за чудище, где река, куда убежало чудище, почему меч превратился в лампу и не надо ли доктора тому раненому парню, который так хотел его защитить?
Пока Рейл пытался накарябать все это в своем блокноте раздавленной ручкой, господа хранители, или кто они там, явно собрались догонять убежавшего монстра без него! Черта-с два! Алан и сам не знал, на кой ему сдался этот жуткий человекообразный кошмар и хранители, истекающие томатным соком, но отступиться уже не мог. Объяснять что-то было явно уже некогда и, бросив написание трактата о том, что ему там интересно, он просто вцепился мертвой хваткой в рукав парня, истекающего алой жидкостью.
- Mi dispiace? – Алиот удивленно пялился на наглого парня, который держал его хваткой, которой позавидовали бы железные тиски. 
Лицо наблюдавшей за этим Виктории смело могло претендовать на место в словаре – в качестве иллюстрации к выражению «глаза на лоб полезли».
– Я не уверена, поэтому уточню. В вашем времени так принято?
Совесть и чувство долга подсказывали, что бросать мальчишку вот так нельзя – возможно, перед ними времявидец, а то и провальщик. Но те же совесть и чувство долга, считал Алиот, должны заткнуться в тряпочку, потому что втягивать некоторых людей в путешествия во времени – это форменное свинство. Это, бесспорно, весело, и сначала всё кажется прекрасным – проходимцы, Станции, живой Амадей Моцарт – но потом ты обнаруживаешь себя лежащим на асфальте и истекающим кетчупом. Приятного мало. Особенно для асфальта.
– Мальчики, – Виктория говорила осипшим от волнения голосом,  многозначительно кивнув на юношу, – Он видит нас.
Парень выглядел ошарашенным – похоже, он только сейчас обнаружил, что Земля мчится в космическом пространстве со скоростью множество триллионов миль в секунду. И это ещё не говоря о минутах.
При этом за всё время он не обмолвился ни словом – если не считать загадочного «Диана», написанного в блокноте. Обычно люди в подобных обстоятельствах становятся более словоохотливыми, хотя их словарный запас и сжимается до фраз «о, Господи», «мать твою» и «черт побери!» – три личности, о которых ты не забываешь ни при каких обстоятельствах.
Астор, видимо, предоставил напарнику самостоятельно разбираться с неожиданными телесными контактами, сам же обратился к незнакомцу своим наиболее дружелюбным тоном (который больше напоминал угрожающий, а за дружелюбие его мог принять разве что человек с очень богатой фантазией и очень плохим слухом).
– Ты испортил нам важную операцию. И это не говоря про одежду Алиота.
Подняв с земли грязный блокнот, он с интересом пролистал его. Внутри содержались надписи различного характера, в основном диалогового.
- Этот "Диана", - Виктории за неимением другого имени приходилось пользоваться единственным увиденным, - кажется, немой. Не нужно с ним так грубо, Астор, он не со зла. Наверное... Ты же не со зла? Если не со зла, кивни.
Алан отчаянно покивал. 
Да, он не со зла он вообще из тех, в ком, наверно, этого чувства нет в принципе. Почти несовместимый с нормальной жизнью дефект.  Но что значит, он ничего не видел?! Он всё видел и так этого не оставит! Интересно же до колик.
- Ладно. Он, похоже, времявидец или типа того, но мы не можем с ним тут возиться, иначе нужно будет разбираться с новообразованными провальщиками, если ты понимаешь, о чем я говорю, - проходимец поиграл бровями, что в этой ситуации было совершенно неуместно и никак не вязалось с общей трагичностью ситуации. - Так что давай, двигаемся дальше. А ты, как там тебя зовут, ничего не видел, - если парень даже и начнет что-то рассказывать в письменном виде, ему все равно никто не поверит. - Или видел, все равно, главное - не ходи на за нами, и все у тебя будет хорошо.
Эта формула должна была успокоить незнакомца и придать ему уверенности в завтрашнем дне. Да, Астор никогда не был хорошим психологом, на миссиях ему требовался совершенно другой талант. 
Желая, видимо, как-то сгладить остроту ситуации, Алиот дружелюбно улыбнулся незнакомцу.
- Хей, меня зовут Алиот. Ау тебя, наверное, есть вопросы... Напиши нам свой адрес, и мы тебя найдем чуть позже, хочешь? – он выхватил из рук Астора блокнот и достал из кармана огрызок карандаша. 
Алан-Диана всегда был несколько наивен и потому, не допускал подвоха и мысли, что его могут обмануть. Он выводил свой адрес и имя в блокноте слегка трясущейся рукой, торопясь и путая буквы. Вырванный лист с ценной информацией он протянул Алиоту. А как же иначе? Они ведь сами попросили, а значит непременно придут. Не обманут. Ведь не могут обманывать те, кто охраняет мир от таких страшных тварей!
Астор злился на так не вовремя дружелюбного Алиота, но тот не обращал на него внимания. Что бы сам Дюбуа делал, если бы застрял в одном месте, где всё одинаково, где не имеет значения, что ты делаешь, ведь ничего не изменится? Такой была жизнь Алиота до встречи с Петром Кнедликом и путешествий во времени… наверное. Наверняка Диана чувствовал сейчас что-то подобное. Наверное, нужно было объяснить ему, что семь минут на небесах начнутся не сегодня и даже не в тот миг, когда он найдет гостиницу "Час". Есть даже такое подозрение, что они не начнутся никогда. Не всем путешественникам во времени и времявидцам подворачивается интересная жизнь, кто-то из них погибает молодым, кто-то живет под гнетом обстоятельств или миссис Ларскин.
Но, так или иначе, этот рыжик заслуживает шанс, как и все из нас.
Кроме того старьёвщика, разумеется. Но с ним скоро будет покончено.
– Если хочешь получить ответы, отправляйся в Прагу и разыщи там гостиницу «Час». 
Возможно, стоило сформулировать это иначе – если любишь много бегать, прыгать с обрывов, общаться с призраками и быть униженным женщиной с зелёными волосами. Но зачем раскрывать все сюрпризы?
– Теперь пообещай не ходить за нами. В противном случае, – Алиот постучал по своим наручным часам , – мне придётся стереть твою временную помять. Ты не вспомнишь ничего о сегодняшнем дне. Вообще.
Астор и Виктория, уже взяли фонари и сжали их с таким видом, с каким герои держат оружие, отправляясь наносить добро и причинять справедливость. Алиот же в последний раз подмигнул парню, сказал "Не иди за нами", махнул ему свободной рукой и скрылся в хитросплетениях испанской архитектуры.
 Позже этим днем они поймают старьевщика и совершат все необходимые приготовления для того, чтобы отправить его в Безвременье. Рыжий «Диана» им больше не встретится. 
По крайней мере, в конце июля 2014 в Испании.

Категория

Проза, Гости конкурса, 3 место
Поделится в сетях: