•   +38 (048) 777-60-68
  • +38 (095) 638-61-79

Победители 2020

Любовь Купцова, г. Одесса «Ксюша и Медведь»

Любовь Купцова, г. Одесса «Ксюша и Медведь»

Литература – дело тонкое

Третья неделя сентября, а учиться уже не хочется! Медведев, развалившись за второй партой, нетерпеливо поглядывал на дверь. Наконец в класс вошла пунктуальная, как часы, Ксюша Пуговкина. Медведев просиял.

– Привет!

Ксюша удивлённо подняла бровь. 

Соседка по парте мала ростом, но котелок у неё варит. В девятый класс пришла, сдав экзамены экстерном и опередив сверстников на год. 

– Ксюш, будь человеком, дай скатать литературу! 

          – Рехнулся? Нам же задали сочинение «Как я провёл лето»!

          – Ты, Ксюша, если жалко, так и скажи, а то сразу «рехнулся».

          – Да пойми ты, Медведь, сочинение – вещь строго индивидуальная. Как отпечатки пальцев. Списать не получится.

– Многие мои мозги недооценивают! – скромно заметил он. – Не бойся, все продумано.

Пожав плечами, Ксюша протянула ему тетрадь и отвернулась. Медведь начал писать:

«…Это лето мы провели вместе с Ксюшей Пуговкиной, поскольку наши родители дружат».

А дальше аккуратно перекатал сочинение Ксюши, не забывая менять женский род на мужской…

Для чего нужны выходные?

Медведь проснулся от того, что яркое-преяркое солнце слепило глаза. Опоздал! – мелькнуло в голове. Но вскочить с постели Медведь не успел – сообразил, что сегодня выходной.

– Вот и хорошо, что проснулся! – в комнату заглянула улыбающаяся мама. – На базар нужно сбегать, картошка закончилась. 

– Так ведь выходной! – попытался увильнуть Медведь. –  Можно хотя бы сегодня делать только то, что хочется?

– Отличная идея! – радостно согласилась мама. – Пожалуй, и я сегодня буду делать только то, что хочу! Так что обед сам приготовишь!

– Ма-а!

– Никаких «ма»! – Покачав головой, она вышла из комнаты.

– Вот невезуха! – Медведь рывком сел. – Все отдыхают, а я на базар. Для чего тогда нужны выходные? 

– Я всё слышу! – послышался голос матери.

Натянув спортивные штаны, Медведь отправился на кухню. На столе дымились румяные оладушки, но только он к ним потянулся, как тут же получил по рукам. 

– Марш умываться! 

– Вчера сто раз отжался, руки болят!

– Да? И что теперь, картошку нести некому? 

Медведь вздохнул и поплёлся в душ. 

Картошкой, конечно, не обошлось, на базаре купил ещё и помидоры и огурцы. Уже у выхода столкнулся с Ксюшей и её мамой, нагруженных пакетами с покупками. 

– Привет! – без энтузиазма отозвалась Ксюша.

– Здрасьте! – торопливо ответил Медведь и попытался проскользнуть мимо.

– Ксюша, познакомишь меня с молодым человеком?

  •  Да я никакой не молодой человек, а просто одноклассник вашей дочери, — сконфуженно отозвался Медведь. – Давайте, помогу!

И подхватив сумку из рук Ксюшиной мамы, направился к выходу.

– Я бы и сама справилась, – не особо сопротивляясь, ответила она. – Давайте знакомиться! Меня Людмила Григорьевна зовут.

– А меня Медведь!

– Медведь? – удивилась ее мама.

– Ну, ребята кличку придумали. Из-за фамилии. А вообще зовут меня Степан.

– У тебя тоже есть кличка? – Людмила Григорьевна взглянула на дочь.

– Не знаю, – ответила Ксюша.

– Да кто же рискнет звать вашу дочь по кличке? – ухмыльнулся Медведь.

– Почему? – в один голос спросили мама и Ксюша.

– Умная очень.

– А я-то переживала, что, когда Ксюша перепрыгнет через класс, у неё не будет друзей.

– Мама! – Ксюша укоризненно посмотрела на мать.

Они подошли к дому Ксюши.

–  Может, зайдёшь на чашечку чая? – предложила Людмила Григорьевна.

Ксюша с вызовом уставилась на Медведя.

– Да, нет, спасибо! – промямлил Медведь. – Меня дома ждут с картошкой.

– Спасибо за помощь! – поблагодарила Людмила Григорьевна.

– Пока! – без энтузиазма попрощалась Ксюша.

– Хороший мальчик! –  заметила мама. 

– Ну, не знаю, – неопределённо протянула Ксюша. – Мы с Медведем не друзья. Просто за одной партой сидим. 

Qui primum, in praedam

Войдя в квартиру, мама и дочь учуяли запах кофе. Ксюша закричала:

–  Ура, он вернулся!

 Папа часто уезжал в командировки, а Ксюша любила, когда вся семья дома.

  • Где мои дорогие девочки? – послышалось из кухни. – Идите-ка обе сюда, буду вас целовать, не отходя от плиты! А то тосты сгорят!

Ксюша обняла отца за шею.

–  Здорово, что ты так быстро вернулся!

К их приходу папа успел приготовить греческий салат и, конечно, тосты! Хрустящие, аппетитные!

– Я первая! – Ксюша помчалась в ванную.

К её возвращению на столе уже красовались миска с салатом, три чашки и кофейник, а мама вовсю уплетала тосты.  

–  Первая – я! – поддразнила она дочку.

–  Так не честно, ты помыла руки в кухне! –  возмутилась Ксюша. 

–  Девочки, не спорьте! Если уж быть точным, то первым был я! – Папа поцеловал в щёку сначала маму, а потом Ксюшу.

–  Хорошо, ты первый! –  согласилась мама. –  Почему не позвонил? Мы бы тебя встретили.

–  Хотел сделать сюрприз!

–  Тебе удалось. Ты –  самый лучший! – воскликнула Ксюша.

–  Кстати, –  спохватился папа. – Котёнок, я тебе кое-что купил.

–  Ещё один сюрприз! – радостно взвизгнула Ксюша. 

В руках у неё оказался свёрток, аккуратно упакованный и перевязанный шёлковой ленточкой.

–  Спасибо! Только я разверну свой подарок чуть позже, когда кофе допью, хорошо? –  спросила Ксюша. 

–  Подарок твой, раскрывай, когда хочешь! – засмеялся папа.

–  И как у тебя терпения хватает? –  поинтересовалась мама.

  • У меня его нет, –  ответила Ксюша. –  Но подумай, когда ты пьёшь кофе и одновременно читаешь журнал, то соединяешь два удовольствия в одно. А у меня будет два разных!
  • Сильна, дочь! –  с уважением заметил папа.
  • Просто я всегда стараюсь поступать логично.

–  Мы это знаем, –  заверил папа. – Как никак живём с тобой со дня твоего рождения!

 После завтрака Ксюша взялась убирать со стола. И только перемыв и расставив по местам посуду, распаковала подарок. Им оказался латинский словарь.

–  Ух ты! Qui primum, in praedam! – просияла она и помчалась к себе в комнату.

________________________________________________________________

Qui primum, in praedam!  –  «Кто пришёл первым, тот уносит добычу»

Чем я хуже Пьера Кардена?

Понедельник – день тяжёлый, особенно если первым уроком литература.

– Ну, дорогие мои, – начала Ольга Петровна, – в пятницу вы сдали на проверку сочинение «Как я провёл лето». Получила массу удовольствия от ваших творений. Давай-ка, Медведев, зачитай нам свой шедевр.

– Почему чуть что, сразу Медведев? – возмутился он.

– Потому что ты у нас самый умный! – со значением ответила учительница. 

Деваться некуда, Медведев вышел к доске и, взяв у Ольги Петровны тетрадь, начал читать вслух:

      «Летние каникулы — пора, которую ждёшь с нетерпением. Уроки, звонки, переменки остаются в прошлом, а впереди - что-то очень хорошее. 

Это лето мы провели вместе с Ксюшей Пуговкиной, поскольку наши родители дружат. Мы отправились на Чёрное море, потому что всегда мечтали его увидеть. Там я научился наконец плавать и каждое утро прыгал от радости по дороге к морю и обратно».

 

Послышалось хихиканье, но он невозмутимо продолжал:

     «Море – тихое и мягкое, близкое и далекое, теплое и прохладное. Как приятно окунуться в жаркий день в нежную прозрачную воду и плавать, нырять, барахтаться. 

      На столе передо мной лежат морские раковины. Я прикладываю их к уху и слышу неутихающий шум прибоя. И будто ощущаю, как морская волна летит и, натыкаясь на камни, бросает в лицо тысячи сверкающих соленых брызг. И я смеюсь, радуясь вместе с мамой, папой, сестрой, вместе с морем, чайками и солнцем».

 

– Извини, что перебиваю! – остановила его Ольга Петровна. – Медведев, у тебя есть сестра?

– Нет, – не смутился он. – Ксюша Пуговкина мне как сестра. Это о ней я пишу.

– Понятно. Продолжай.

     «Ещё этим летом я научился кроить сарафаны и юбки…»

 

Теперь уже смеялись все.

– Тише, ребята, тише! – попросила Ольга Петровна.

– А, что? – с вызовом спросил Медведев. – Что такого? Мечтаю стать известным модельером, как Пьер Карден. Между прочим, журнал "Тайм" назвал Кардена фанатиком, потому что он умудрился написать свое имя на всем, что можно прибить гвоздями, приклеить, пришить, привинтить, привязать, растиражировать или разлить по бутылкам, закрыть, открыть и употребить…

– Всё, хватит. Садись, Медведев! – перебила пылькую речь ученика Ольга Петровна.

– А оценка?

– Позже, после того как Ксюша Пуговкина дочитает концовку своего сочинения. 

Получив из рук Ольги Петровны тетрадь, Ксюша продолжила:

 «…Быстро пролетает лето, вот уже и сентябрь. Хорошо - можно поделиться с подружками летними новостями, увидеть мальчишек и девчонок нашего класса, приступить к учёбе и радовать родителей своими успехами. И тогда следующему лету я весело скажу: "Здравствуй! Давай отдыхать и радоваться вместе. Мы это заслужили!"

 

Все оживились, а Светка Голодяевская поинтересовалась:

– Какую оценку вы поставили Ксюше и Медведеву?

– Оценку? – переспросила Ольга Петровна. – Разумеется, такая работа заслуживает оценки «отлично». 

Заметив удивленные взгляды учеников, она быстро добавила:

– Но поскольку Пуговкина и Медведев сочинение писали в четыре руки, что заданием не предусматривалось, я могу поставить только «уд» и «неуд», что в сумме дает высший балл. И пусть они сами решат, кто что получит. 

Вот она, возможность проявить благородство души, – подумал Медведь. Если этого не сделать, Ксюша не будет со мной разговаривать целую вечность! А до окончания школы у нее еще много чего списать понадобится!

– Ставьте мне «неуд»! – громко крикнул он. – Ксюша заслужила удвлетворительную оценку!

– Что?! Удовлетворительно?! Заслужила?!  Я так старалась, а ты всё испортил! – Бросив на Медведя уничтожающий взгляд, Ксюша выбежала из класса.

Сова и «Верёвка»

На физике Ксюша демонстративно Медведя не замечала, а после окончания урока, не взглянув в его сторону, отправилась в кабинет биологии. Он молча потащился следом.

«Верёвка» – так за глаза ученики называли учительницу биологии Верёвкину — именовала их brutus – дикими зверями. А псё потому, что в классе учатся Медведев, Зайченко, Воронина и прочая живность. Однако Ксюша утверждала, что причина иная. Но какая – умалчивала.

На перемене Коля Савчук сделал открытие: дверь – отличная штука для повышения настроения. Схватившись за дверные ручки, он оттолкнулся от наличника и поехал к противоположной стене. А после следующего толчка — в обратном направлении. Удержаться на двери, не касаясь ногами пола, трудно, но увлекательно.

– Эге-гей! – закричал Коля. – Смотрите на экстремала!

Возле двери немедленно выстроилась очередь желающих получить свою порцию адреналина. 

– Посторонись! – предупредил Петя Тягайло. – Теперь я.

Да, здесь собрались самые крутые парни класса. Ксюша заворожено наблюдала: ей тоже хотелось поучаствовать в аттракционе. 

Вот она – возможность искупить вину! – обрадовался Медведь. И заорал: 

– Расступись, питекантропы! Дайте гомо сапиенс разок прокатиться.

Дверь тут же освободили: кто в здравом уме готов перечить Медведю?

– Ксюша, твоя очередь! – крикнул он. 

  Ксюша хотела отказаться, но не смогла. А когда начала кататься, в класс с чучелом совы в руках и вошла «Веревка». Столкнувшись, все трое – училка, Ксюша и сова – оказались на полу. Подняться удалось только двоим — сова осталась на месте. Голова её, откатившись в угол, осуждающе смотрела на Ксюшу немигающим стеклянным глазом.

– В тихом омуте черти водятся! – зловеще сообщила биологичка. – Дневник на стол! Завтра же отца в школу!

Все притихли. Ксюша, нервно улыбаясь, пошла за дневником.

– Ты ещё и ухмыляешься! – не унималась Верёвкина. – Посмотрим, как дома будешь улыбаться!

В дневнике Ксюши появилась запись красными чернилами: 

«Ваша дочь оторвала сове голову!»

Медведь осознал, что сегодня не его день.

– Ксюша, извини! – попросил, догоняя её по дороге домой. – Видно не стоило мне списывать это сочинение.

– Дело, Медведь, не в тебе, – холодно возразила Ксюша, – а в главном законе природы.

– В каком еще законе? 

– Vitam regit fortuna, non sapientia! Жизнью, Медведев, управляет не мудрость, а везение.

– Точно, – согласился Медведь. –  Давай портфель понесу!

Ксюша смерила его таким взглядом, что он почувствовал себя маленьким медвежонком. Примирение явно откладывалось.

– До завтра! – Ксюша, не оборачиваясь, махнула Медведю рукой.

Какая гордая! – с умилением подумал он, и тут же чьи-то цепкие пальцы больно ухватили его за руку.

– Ты что, Медведь, улизнуть собрался?! – Негодованию Катьки не было придела. – Я тебе не рабыня! Значит, как химию сдувать – пожалуйста, а обещания выполнять – кишка тонка?

– Чего орёшь?! – вызверился Медведь.

– А кто обещал помочь мне полы в кабинете драить? Я тебе не какая-то там простофиля!

Катька потащила Медведя к лестнице.

– Отцепись! Видишь, сам иду!

Да, день не задался.

 

По-медвежьи

Впервые в жизни Медведь был рассержен сам на себя. Всё получалось неуклюже, по-медвежьи. Далось ему это сочинение! Наплёл бы чего-нибудь с три короба, в первый раз что ли?! А в итоге всё равно двойку схлопотал, и Ксюша теперь с ним не разговаривает. 

Можно было бы домой к ней пойти, но она его теперь и на порог не пустит. Нет, действовать нужно тонко, на таран не попрёшь. Но как? И тут Медведя осенило!

– Катька, у тебя телефон Ксюши есть? 

– Неа! – орудуя шваброй, буркнула она. – Нечего было скатывать сочинение. Небось, волок бы сейчас Ксюшкин портфельчик и горя не знал.

Медведь подтянул к Катьке ведро с водой и, не обращая внимания на колкость, снова спросил:

– А у кого есть? 

– Ни у кого! – презрительно выкрикнула Катька.  – А с кем твоя мышь учёная дружит? Только со словарями! 

– А что тут плохого? – поинтересовался Медведь, расставляя стулья. – Словари – штука полезная.

  • Интересно, когда ты сам в последний раз держал в руках эту полезную штуку?

– Ну, знаешь ли! – Медведь неодобрительно посмотрел на Катьку.

  • А ты мне не нукай тут! Не запряг! Работай давай! – злобно отозвалась она. Но поскольку все Катьки от природы девочки добрые, быстро сменила гнев на милость:

 – Ладно уж, к ней Алиса из седьмого класса как-то заходила. Кажется, они на плавание вместе ходят.  

Ни слова не говоря, Медведь направился к выходу.

– Куда? – заорала Катька ему вслед. – Ну, не сволочь?! 

Поднявшись на второй этаж, Медведь остановился возле стенда с рейтингом учеников и заскользил пальцем по спискам.

– Где у нас тут седьмые классы? Ага, Алиса Михайленко, 7-А!

Медведь вихрем взлетел на четвёртый этаж. А там, постучав в нужную дверь, бодро отрапортовал:

– Извините, Аэлита Андреевна, Алису Михайленко срочно вызывают в медпункт на прививку.

Через минуту Алиса – заносчивая кучерявая блондинка – вылетела из класса.

Медведь перегородил ей дорогу.

– Это я тебя вызвал. С Пуговкиной дружишь?

– И?

– Её номер телефона у тебя есть?

– И?

Медведя взорвался:

– Тебя как человека спрашивают!

– Она тебя бортанула, что ли? 

– Ну, тут такое дело... Твоя помощь нужна позарез! – Медведь ребром ладони полоснул себя по горлу. 

– Не припомню, чтобы я в волонтёры записывалась.

Медведь сообразил, что Алису голыми руками не возьмёшь.

– Давай, я за тебя в дежурство полы помою.

– Тоже мне предложение! Да я их и так никогда не мою! И без тебя помощников пруд пруди!

Жизненный опыт подсказывал Медведю, что купить можно всё, нужно только сделать такое предложение, от которого невозможно отказаться.

– У тебя черчение Батя читает?

– А то! – оживилась Алиса. 

– Могу домашку за тебя начертить!

– Да ты карандаш и линейку умеешь в руках держать, верзила?

– Батя мои чертежи только на «отлично» принимает.

– А взамен что? 

– Позвони и назначь ей встречу!

Алиса без слов отошла и, набрав номер, еле слышно прошептала:

– Ксюша, я сорвала связки, сижу дома. Ты не могла бы зайти ко мне сегодня в семь, объяснить геометрию. Спасибо!

Отключив телефон, Алиса снисходительно сообщила Медведю:

– К семи часам птичка вылетит из гнезда. Готовь сачок.

– Угу, – буркнул Медведь и направился прочь.

– Про чертёж не забудь! – крикнула вслед Алиса.

За удовольствия надо платить

Как и следовало ожидать, запись в дневнике Ксюши восторга у мамы не вызвала.

  • И о чём ты только думала?! Всё можно понять, но оторвать голову сове! 

– Она была не живая! 

  • Не хватало ещё, чтобы ты живой сове оторвала голову! А кто тебя надоумил на двери кататься?

Ксюша промолчала. Выдавать друзей нехорошо. Даже таких, как Медведь, — грубых и невоспитанных.

  •  Не знаю, что скажет папа! – со значением сказала мама.

– Может, не будем ему говорить? – Ксюша искоса посмотрела на мать.

– Ну, это уже черезчур! Складывается впечатление, дочь, что ты стала деградировать! Опуститься до того, чтобы кататься на двери?! 

Ксюша поплелась в свою комнату. Плюхнувшись в кресло, потянулась к латинскому словарю и, раскрыв наугад, прочла:

- Infelicissimum genus infortunii est fuisse felicem. Величайшее несчастье – быть счастливым в прошлом.

– Девочки, вы поругались? – спросил отец за ужином.

– Нет! – ответили хором мама и дочь.

– Почему же такие грустные?

– Папа, я получила по сочинению тройку! А ещё у меня замечание в дневнике. По поведению. 

– По поведению? И тройка по сочинению?.. Ксения, может быть, ты влюбилась? 

– Скажешь тоже, – фыркнула Ксюша.

– Как оказалось, наша дочь любит экстремальные развлечения, – сообщила мама. И, заметив недоверчивый взгляд мужа, пояснила:

– Она каталась на двери!

Про сову мама умолчала. 

– И только-то? –  весело спросил папа.

– Ну, не совсем, – осторожно сказала мама.

– Что ещё? – Он с подозрением взглянул на дочь.

– Дверь нужно отремонтировать, –  Ксюша сказала это тихо, почти шёпотом. – Она сорвалась с петель.

– Удовольствие хоть получила? – спросил отец.

– Получила, – промямлила Ксюша.

– Так за удовольствие, дочь, нужно платить! Неделю не гуляешь, музыку не слушаешь и словарь на мой стол!

– Только не словарь! – воскликнула Ксюша.

  • Решение не обсуждается! – Отец направился в свой кабинет.
  • Ignis sanat! – безнадёжно произнесла Ксюша.

Мама обняла дочь.

– Неделя пролетит быстро, – шепнула ей на ухо.

И впервые дочь с ней не согласилась.

 

_____________________________________________

Ignis sanat – «Огонь излечивает»

                              Медведь, он и в Африке медведь!

– Ты куда? – спросила мама, увидев, что Ксюша обувается.

– Алиса попросила геометрию объяснить.

– Будешь возвращаться, позвони, папа тебя встретит.

Ксюша замялась.

– А ты можешь меня встретить?

Мама понимающе кивнула.

Когда Ксюша вышла из подъезда, навстречу ей из-за дерева шагнул Медведь. 

– Ты что тут делаешь?!

– Хотел извиниться, – буркнул Медведь.

– Хорошо! – безучастно отозвалась Ксюша. – Считай, что извинился.

  •  И далось мне это сочинение! Выглядел как придурок. 
  •  И меня дурой выставил! – печально заметила Ксюша.
  •  Сильно дома досталось?
  •  С моими предками разговор жёсткий, шаг влево, шаг вправо – расстрел. 
  • Так ты вали всё на меня! – с воодушевлением предложил Медведь.
  •  В нашей семье это не пройдёт: сама виновата, сама расхлёбывай! Так что про тебя я даже не заикалась!

Медведь взглянул на Ксюшу с уважением.

  • Так и я бы тебя тоже не выдал в случае чего.
  • Верю, – согласилась Ксюша.
  • Давай провожу, если ты не против.
  • Против, – сказала Ксюша и направилась в сторону дома Алисы.

 Медведь бодро зашагал рядом, но возле детской площадки остановился.

– Любишь на качелях качаться?

– В детстве любила, – неуверенно ответила Ксюша.

Медведь в два счёта оказался у качелей и, проведя ладонью по деревянной перекладине, пригласил: – Прошу! 

Ксюша взглянула на добродущно улыбающегося Медведя, а потом на качели. И то и другое вызывало доверие.

– Почему нет? – решилась она.

Кактаться на качелях – совсем не то, что кататься на двери. Движения плавные, на ручке висеть не надо. Экстрима никакого, но всё равно очень приятно. 

Покатавшись минут пять, Ксюша спохватилась:

– Ой, мне уже пора идти! 

– Да ладно, никуда твоя Алиска не денется! – снисходительно заметил Медведь.

– А откуда тебе известно, Медведь, что я иду к ней, а не в булочную?

– Так это …  – промямлил Медведь. – Догадался!

– Догадался?! – возмущенно воскликнула Ксюша. – С каких это пор ты стал таким догадливым?

– У тебя в руках учебник геометрии, – нашёлся Медведь. – В булочную с учебниками не ходят!

– Ладно, –  согласилась Ксюша. – Тогда откуда ты знаешь, что я иду к Алисе?

– К кому же ещё?! – как мог искреннее удивился Медведь. – Ты же больше ни с кем не дружишь. Девочки из нашего класса к тебе никогда не обратятся!

– Почему? – онемела Ксюша.

– Считают тебя задавакой!

– И ты, Медведь, так считаешь? 

– Был бы я здесь, если бы так считал?! Упрашивал бы Алису тебе позвонить?!

В наступившей тишине можно было расслышать, как в соседнем дворе мяукнула кошка. 

– Итак, Медведь? – многозначительно спросила Ксюша.

– А как иначе я мог тебя увидеть?! На звонок ты бы не ответила. А я не хочу, чтобы ты на меня обижалась! 

Ксюша задумалась. Медведь, конечно, постоянный источник неприятностей, но можно ли злиться на него за то, что хочет помириться?!

– Ладно, –  смилостивилась она. –  Проведи тогда меня домой.

У Медведя аж дух захватило.

– А, может, прогуляемся? 

– Нет, отец запретил.

– Да откуда он узнает?

– От меня. Не стану же я родного отца обманывать. Так что не стоит его сердить.  Хватит и того, что он конфисковал мой латинский словарь.

– Великое дело! – перебил её Медведь. – Тебе же не запретили выходить из дома? 

  • Nihil habeo, nihil curo, – язвительно отозвалась Ксюша.
  • Чего?
  • Ничего не имею, ни о чем не забочусь. Это о тебе, Медведь!
  • Да ладно тебе! Без словаря жизнь не останавливается.
  • Много ты понимаешь! Словарь – друг ученика! – вспылила Ксюша.
  • Это если других друзей нет! 
  • Ну, знаешь! Лучше словарь, чем такой друг, как ты!

Ксюша резко повернулась и пошла к дому, а когда до подъезда осталось каких-то пять шагов, остановилась и зло выкрикнула:

– Медведь, он и в Африке медведь! 

 

___________________________________________________________________

Nihil habeo, nihil curo. – «Ничего не имею, ни о чем не забочусь»

География

Вторник. Ксюша с первого урока старалась не замечать Медведя.   

– Доброе утро, девятый-А! – поздоровалась Валентина Васильевна, мельком взглянув на доску. – Кто дежурный?

Ксюша и Медведь подняли руки.

– Ну, и где карта? 

Медведь поплёлся за картой.

– Их тут много, – растерянно отозвался он, заглядывая в шкаф. – Какую достать?

– Экономическую, – шепнул рядом сидящий Коля Савчук.

– Подсекай, Медведь! – прошептал Бузько Вадик. – Бинго!

Медведь рванул карту из ячейки. Раздался треск, и в его руках осталась только часть карты. В классе повисла тишина.

– Не урок, а сказка! – взглянув на Медведя из-под очков, сказала Валентина Васильевна. – Доставай теперь другую половину! 

Медведь осторожно вытянул из ящика вторую часть карты. Но закрепить два обрывка на доске было невозможно. Разрыв произошёл зигзагообразно, разделив карту на два неровных треугольника. 

– Будете держать каждый по половине карты! – распорядилась учительница.

Ксюша, сдвинув брови, направилась к Медведю, но когда встала рядом, её обрывок оказался гораздо ниже.

– Может, тебе на стул встать! – от чистого сердца предложил Медведь.

– А может быть, тебе на колени опуститься? – прошипела Ксюша. – Ты рвал, вот и опускай свою часть!

– Я что специально?! 

– Кто покажет, где Херсонская область? – сказала Валентина Васильевна.

– Где-то между Пуговкиной и Медведевым! – выкрикнул Лёвушкин. – Ребята, встаньте ближе друг к другу! 

Медведь сделал шаг к Пуговкиной, но она тут же отошла в сторону.

– Тебе что тяжело ближе подойти? – спросил Медведь. 

– Тяжело! 

– Думаю, ребята, вам самое время выйти за дверь и там выяснить отношения! – вмешалась Валентина Васильевна. – А мы продолжим урок.

 Ксюша пулей вылетела из класса. Медведь – за ней! 

– От тебя одни неприятности! – в сердцах выкрикнула она. – Дверь, сова, запись в дневнике, а теперь ещё из класса выгнали! Куда дальше?!

– Всегда есть возможность двигаться вперёд! – оптимистично заметил Медведь, после чего быстро пригнулся, давая возможность горшку с цветком пролететь мимо. 

– Глазам своим не верю! – Директор школы, как заправский вратарь, поймал горшок на лету. – Чем я, Пуговкина, перед тобой провинился?

Ксюша, закусив губу, уставилась в пол. Не хватало ещё вылететь из школы!

– Я не в вас целилась! Извините.

– Это хорошо, что не в меня! – рассмеялся директор. – А Медведев что, в него можно.

  •  Можно! – простодушно подтвердил Медведь. – Пусть швыряет, сколько хочет.
  •  Цени, Ксения! А теперь оба в класс! Скажете, я разрешил. А отношения выясняйте после уроков! 

Мирись-мирись…

 

– Валентина Васильевна, можно мне пересесть к кому-нибудь другому? – попросила Ксюша после уроков.

– По правде говоря, это я попросила вас с Медведевым вместе посадить. Ты моя – последняя надежда.  Кто другой с ним управится? А у тебя получается.

– Получается, – грустно заметила Ксюша. – Да так здорово, что вы нас сегодня из кабинета выгнали.

– Не переживай, всё наладится, – заверила её Валентина Васильевна. – Ты у Медведева в авторитете. Думаю, ты ему нравишься.

– Ещё чего! – хмыкнула Ксюша.

– Мальчики не умеют проявлять свои чувства. И когда девочка им нравится, ведут себя подобно слону в посудной лавке. 

Ксюша недоверчиво уставилась на учительницу.

– Был у меня одноклассник, Витя Перепёлка. От большой симпатии ко мне разбрызгивал чернила на мою тетрадь и дёргал за косички.

– А вы?

– А я поначалу ревела, а потом мы с ним подрались!

  •  Мне тоже с Медведевым подраться?
  • Не получится, Ксюша! – рассмеялась Валентина Васильевна. – Поверь, как бы ты его не задирала, Медведев тебя и пальцем не тронет. Это для других он грозный.

– Спасибо, Валентина Васильевна! – Ксюша  вышла из кабинета.

В коридоре её ждал рыжий мальчишка из младшего класса. Вручив Ксюше сложенный вчетверо лист бумаги, он тут же понёсся прочь, только его и видели.

В послании размашистым почерком было написано: «Мирись-мирись и больше не дерись…. Извини». Ксюша покрутила по сторонам головой, но нигде Медведя не увидела.

– А я и не ссорилась! Детский сад! – буркнула она. 

Измена на корабле

Cпустившись этажом ниже, Ксюша едва не столкнулась с Алисой. Та хохотала, как одержимая, стоя под кабинетом химии в окружении одноклассников.

– Весело тебе?! – выкрикнула Ксюша.

– Ну да! – беззаботно ответила Алиса. – Представь, Павлик вместо того чтобы сесть на стул, со всего маха сел в ведро с водой! 

– Ты зубы не заговаривай, – остановила её Ксюша. – Зачем мне звонила? Приди, помоги, умираю!

– Я же как лучше хотела! Да ты пойми, он нормальный пацан.

– А я и не говорила, что ненормальный! – вскипела Ксюша.

– Ну, дорогая подруга, тебя не поймёшь! Если он нормальный, то зачем базар устраивать?

Ксюша смутилась: что не говори, а логика в словах Алисы была. Медведь накосячил по дурости, а не со зла. И помириться хотел искренне. Чего же она тогда так взбеленилась?

– Если бы честно сказала, что звонишь по просьбе Медведя, – никаких претензий! – неуверенно произнесла Ксюша. 

– Подруга, пора тебе стать взрослой! – Алиса попыталась обнять Ксюшу за плечи, но та вывернулась. – Сидишь в четырёх стенах, целый день уроки учишь! Так старой девой и помрёшь!

– Не тебе меня учить! – холодно отозвалась Ксюша. – Лучше скажи, за сколько сребреников меня продала? 

  • Я?! Продала?! – Глаза Алисы смотрели слишком невинно, Ксюша ей не поверила.
  • Ты, дорогая! – отрезала она. – Is fecit cui prodest.

– Чего? 

  • Сделал тот, кому это было выгодно.
  • Большая от Медведя выгода! – воскликнула Алиса. – Ну, предложил чертёж нарисовать, я и согласилась. Должен же он расплатиться за то, что тебя обидел.
  • Если Медведь кому что и должен, то не тебе! – с вызовом произнесла Ксюша.
  • А я в своих делах могу и сама разобраться.
  • Конечно, можешь, – миролюбиво согласилась Алиса. – Но помощь никогда не бывает лишней. Так вы что, не помирились?
  • Нет ещё, – подумав, ответила Ксюша.
  • Но ты этого хотела бы?

Настойчивость Алисы Ксюшу смутила.

– Возможно, – уклончиво ответила она. – Плохой мир лучше доброй ссоры.

  • Тогда чего на меня дуешься?
  • Из-за предательства!
  • Иногда лучше предать, чем не предать! – философски подытожила Алиса. – Главное, результат. А результат в твою пользу. Так что идём-ка в кафе, подруга, съедим по пирожному в знак примирения.

– Идём! – неохотно согласилась Ксюша. В конце концов, в чём-то Алиса была права. Главное – результат.

 

__________________________________________________________

Is fecit cui prodest. – «Сделал тот, кому это было выгодно»

Не вопрос!

Для Медведя утро понедельника началось неожиданно: у школьных ворот его ждала Ксюша. Вид у неё был самый что ни на есть серьёзный.

«Всё сейчас выскажет, ничего не забудет!» – поёжился Медведь. 

Но к его удивлению Ксюша поздоровалась приветливо. И сразу же поинтересовалась, свободен ли он после уроков, нужно поговорить.

– Не вопрос! – бодро ответил Медведь, и тут прозвенел звонок. 

 Первым уроком была история, с которой Медведь не то что бы ладил, скорее, мирно сосуществовал. Учебник читал с интересом, но исторические даты наизусть никогда не зубрил. Если вызовут к доске, то наплести что-то сумеет и свои честно заработанные «шесть» баллов получит. А вот с домашним заданием по алгебре дела обстоят хуже. Но просить Ксюшу дать переписать домашнее задание Медведь не решился. Отношения начали наконец налаживаться, можно всё испортить. К счастью, выход есть: вырвав лист из блокнота, Медведь написал послание и вручил Ксюше.

– Передай Лёвушкину.

Ксюша повертела записку в руках, но вместо того, чтобы передать, раскрыла её. Там было написано: «Дай скатать алгебру!». Поколебавшись, Ксюша порвала записку.

«Ну, вот! На колу мочало, начинай сначала!» – подумал Медведь. – «Что не сделаешь, всё не так. Прощай, примирение! Сейчас точно скандал закатит, прошипит, что скатывать – это неправильно». 

– Скатывать – это неправильно! – мягко сказала Ксюша.

– А двойку по алгебре получить правильно? – в сердцах спросил Медведь.

– Ты её не получишь! – твёрдо ответила она.

– Тебе виднее, – хмыкнул Медведь.

На перемене Ксюша поинтересовалась, сколько примеров из пяти он решил?

– Два. Те, которые лёгкие.

– Очень хорошо. Остальные три мы решим вместе.

Решать примеры по математике – не самое приятное занятие в жизни, но делать это с Ксюшей!.. 

На переменах Ксюша терпеливо объясняла ему ход решения примеров, благо алгебра была последним уроком. Давалась она Медведю с трудом, но ударить в грязь лицом перед Ксюшей он не мог и потому очень старался. А когда человек чего-то очень хочет, ему любое дело по плечу. На последней перемене Медведь уже самостоятельно смог разобраться с последним примером – самым сложным.

– Молодец! – похвалила его Ксюша.

– Просто ты хорошо объясняешь, – зарделся Медведь.

Всю первую половину урока Надежда Петровна объясняла новую тему и лишь затем спросила:

– Ребята, как вы справились с домашним заданием?

Как она и ожидала, ученики, за исключением Пуговкина и Медведева, опустили глаза. Но Пуговкина задание наверняка выполнила, а Медведев по таким пустякам вообще не парится. 

– Задание в этот раз было заковыристым, не всем по зубам, – поспешила успокоить класс Надежда Петровна. – Кто решил три примера из пяти?

В воздух поднялись семь рук. Надежда Петровна сверила ответы с примерником.

– Неплохо, но это только «шестёрка». А кто решил четыре примера?

Поднялось пять рук, и в классном журнале появилось пять «девяток» – не самый плохой вариант!

– Ну, и главный вопрос: кто же решил все примеры? Методом исключения получаем Пуговкину.

Надежда Петровна заглянула в тетрадь Ксюши, и, вернувшись к столу, поставила в журнал «двенадцать».  

– Молодец, Ксения! Не подвела.

– Надежда Петровна, вы выполнили не совсем корректное действие, – уверенно заявила Ксюша.

– Ты о чём? – удивилась учительница, но тут же спохватилась: 

– Ах, да! Умница Ксюша! Я забыла задать обязательный вопрос – кто решил меньше трёх примеров?

Не поднялась ни одна рука. Надежда Петровна нахмурилась.

– Медведев, ты что, заснул?

– Он решил правильно все пять! – с вызовом сообщила Ксюша.

– Ещё бы! – понимающе улыбнулась учительница. – С такой-то соседкой!

– Он их сам решал! – твёрдо произнесла Ксюша.

Несколько учеников хихикнули. Пожав плечами, Надежда Петровна мягко к ней обратилась:

– Ксения, ты оказываешь плохую услугу своему соседу.

– Он сам решал! – упрямо повторила Ксюша.

– Ну, хорошо, – вздохнула Надежда Петровна. – Медведев, выходи к доске.

Степан нехотя вышел к доске. В классе вновь хихикнули.

– Объясни, пожалуйста, как ты решил последний пример! – снисходительно предложила Надежда Петровна.

 На плохую память Медведь никогда не жаловался и потому быстро и уверенно расписал решение.

В классе наступила мёртвая тишина.

– М-м-м, – озадаченно произнесла Надежда Петровна. – Знаете, а ведь я должна извиниться перед Медведевым за то, что едва не лишила его законных «двенадцати» баллов. И спасибо Пуговкиной, что исправила мою ошибку.

Сразу после звонка к Медведю подошёл Лёвушкин и с сарказмом заметил:

– Поздравляю, чувак! Раз ты такой умный, будешь теперь давать мне скатывать алгебру.

– По шее тебе буду давать, а не алгебру! – дружелюбно отозвался Медведь.

Из школы они вышли вместе с Ксюшей.

– Спасибо за помощь! – поблагодарил Медведь. – Первые «двенадцать» по математике в моей жизни!

– Надеюсь, не последние! – ответила Ксюша.

– О чём ты собиралась поговорить?

– Хочешь, я буду заниматься с тобой алгеброй и геометрией?

Медведь возликовал: появляется возможность встречаться с Ксюшей наедине! Цена, правда, не маленькая. 

– Здорово! – воскликнул он. – Ты не думай, я не такой тупой!

– Значит, договорились? 

– Замётано!

– И когда первый урок?

Медведь смутился, такого поворота он не ожидал. Ответил уклончиво:

– Как только сам не справлюсь – позвоню! 

– Точно позвонишь? – с подозрением спросила Ксюша.

– А то! – уверенно ответил Медведь.

Уверенность его Ксюше не передалась, она по-прежнему смотрела с подозрением. Медведь поспешил её успокоить:

– Всё правильно, надо друг другу помогать. Что там на латыни есть по этому поводу?

– Verus amicus amici nunquam obliviscitur!

 

____________________________________________________________________

Verus amicus amici nunquam obliviscitur! – «Истинный друг никогда не забывает друга».

Во всём виноват Рейдерман

Целую неделю Медведь виртуозно увиливал от занятий с Ксюшей. Каждый день находил неотложные дела, а однажды даже сказался больным. 

– Что же у тебя болит? – с подозрением поинтересовалась Ксюша.

– Голова, – нашёлся Медведь. – Застудил, наверное.

– Твоя голова, Медведь, – это кость, а кость болеть не может! – в серцах заметила Ксюша, но занятие всё-таки перенесла на понедельник. 

Но в понедельник произошло неожиданное событие. Когда Татьяна Фёдоровна, учительница физики, вошла в класс, первым делом обратилась к Ксюше:

– Пуговкина, у меня для тебя малоприятное известие. Заболел Сеня Рейдерман из 9-Б – наша главная надежда на олимпиаде по физике. Единственный, кто может его заменить – это ты! 

– А когда олимпиада? – спросила Ксюша.

Завтра в Морском лицее в девять. Регистрация начинается в восемь.

– Татьяна Фёдоровна, я же не готовилась! – возмущенно воскликнула Ксюша.

– Знаю, – вздохнула учительница, – но выбора нет. 

Ксюша нахмурилась: опозориться на олимпиаде не хотелось. Нужно отказаться.  Но не успела она открыть рот, в дело вмешался Медведь:

– Не сомневайтесь, Татьяна Фёдоровна, Пуговкина справится!

– Вот и отлично! – с одобрением сказала учительница. – Ксения, держи сборник олимпиадных заданий. Дома прорешаешь, что успеешь.

После уроков Медведь подошёл к Ксюше и с энтузиазмом спросил:

– Ну, здорово я тебя поддержал? 

– Спасибо большое! – со значением ответила Ксюша. – Что бы я без тебя делала?!

Медведь, принявший её слова за чистую монету, скромно ответил:

– Ты же знаешь, что всегда можешь на меня расчитывать. Жаль только, что занятие по математике отпадает. Я как раз настроился.

– Вот как? – елейным голосом спросила Ксюша. – Ну, раз настроился, то ничего не отпадает. Будешь сегодня заниматься.

– Так тебе же надо к физике готовиться! – опешил Медведь.

– Ничего, будем учить вместе. У тебя по физике проблем не меньше, чем по математике.

Назвался груздем – полезай в кузовок. Медведь бодро произнёс:

– Замечательно, я и сам хотел физику повторить.

– Вот и повторишь, – ядовито отозвалась Ксюша. – Жду тебя в шесть.

Развернувшись, она гордо направилась к выходу. Медведь почесал затылок: физику он любил ещё меньше, чем алгебру.

Электрика вызывали?

Медведь появился у дверей квартиры Пуговкиных на пять минут раньше. Но жал на кнопку звонка напрасно, никто не отзывался. Странно, забыть оо назначенной встрече было не в характере Ксюши. Может, постучать? На стук дверь открыла Людмила Григорьевна.

– А Ксюша дома?

– Дома, дома. В коридоре свет есть, а в квартире погас. Ничего не работает, звонок тоже, – Людмила Григорьевна была взбудоражена сверх меры. 

Ксюша появилась в коридоре со свечой в руках. 

– Повезло тебе, Медведь! Занятие отменяется! – хмуро сообщила она.

Медведь понял, вот он — момент проявить себя с лучшей стороны!

  • Ничего не отменяется! Что мы свет не починим, что ли?
  • Правда? – с надеждой спросила Людмила Григорьевна. – Вас нам сам бог послал.

Ксюша посмотрела на Медведя скептически, но промолчала. Как можно чинить электричество, не разбираясь в физике?

  • Расскажите, что случилось? – попросил Медведь.
  • Предсталяете, только включила утюг, он как бахнет, и свет погас! – пожаловалась Людмила Григорьевна.
  • Короткое замыкание, – уверенно произнёс Медведь. – Пробки выбило.
  • У нас, Медведь, не пробки, а автоматы, – поучительно сообщила Ксюша. – И включить их мы и без тебя догадались. Но света, как видишь, всё равно нет.
  • А на наружном щитке автомат проверяли? – спросил Медведь.
  • Нет, – ответила Людмила Григорьевна. – Как-то не подумали.
  • Сейчас включим вам свет! – самодовольно сказал Медведь.

Но триумфа не получилось. Открыв щиток на лестничной клетке, Медведь обнаружил, что автомат и так включён.

– Сюрприз! – с сарказмом произнесла Ксюша.

– Ксения! Нельзя насмехаться над человеком, который искренне пытается тебе помочь, – с осуждением заметила мама.

– Ничего, – сказал Медведь. – Сейчас найдём причину, не сомневайтесь.

Внимательно осмотрев щиток, он потянул один из проводов, и тот легко вышел из гнезда крепления.

– Вот, нашёл, – сообщил Медведь. – У вас нуль выгорел. Держался на волоске, но короткое замыкание его добило.

– А починить можно?

– Без отвёртки не получится.

– Ксения, будь добра, принеси отвёртку! – распорядилась мама.

Через минуту в квартире вспыхнул свет.

– Молодец, Степан! – с уважением сказала Людмила Григорьевна. – Замечательный у моей дочери друг!

Медведь искоса взглянул на Ксюшу, стоявшую с непроницаемым видом. Уколоть Медведя она больше не пыталась. И то хорошо!

– Проходите, Степан! – пригласила Людмила Григорьевна. – Чаю хотите?

– Нет, спасибо! – с достоинством отказался Медведь. – Нам с Ксюшей нужно заниматься.

– Тогда проходите в ее комнату.

Оставшись с Ксюшей вдвоем, Медведь спросил:

– Как будем заниматься?

– Давай поступим так, – неожиданно дружелюбно предложила Ксюша. – Раз уж ты такой умный, будешь проверять мои знания.

– Да я же сам ничего не знаю! – воскликнул Медведь.

– Свет кто починил – ты или я? – поинтересовалась Ксюша и, заметив замешательство Медведя, рассмеялась. – Не переживай, будешь по учебнику проверять. Тогда что-то и в твоей памяти отложится.

– Да, легко! – Медведь открыл учебник наугад. – Вот, например, что такое сила тока?

– Сила тока – это отношению электрического заряда, прошедшего через поперечное сечение проводника, ко времени.

– Ты забыла сказать «скалярная величина», – поправил Ксюшу Медведь.

– Скалярная, – с готовностью согласилась она. – А ты сам-то знаешь, что такое скалярная величина? И чем она отличается от векторной?

– Не особо, – признался Медведь. – Но вектор, вроде бы, имеет направление. Получается, что у скаляра его нет.

– Да, Медведь, с мозгами у тебя всё в порядке, – с одобрением произнесла Ксюша. – Надо только их чаще тренировать.

Медведь довольно потёр руки, но так, чтобы Ксюша не заметила. Вспугнуть удачу легче лёгкого, но как же трудно снова ухватить её за хвост.

За час они полностью повторили теорию. Ксюша знала её неплохо, хотя кое-что пришлось выучить ещё раз. Медведь, до сих пор физику не любивший, вдруг обнаружил, что предмет этот не такой уж и трудный. А если заниматься им вместе с Ксюшей, то вообще лёгкий. Удивительно, но и она сделала такое же открытие: учить физику с Медведем намного приятнее, чем самой. К сожалению, идилия завершилась, когда они приступили к решению задач. Здесь у Ксюши было явное преимущество: пока Медведь ещё только вчитывался в задание, она уже писала ответ. Ничего удивительного, ведь для решения задач требуется системный подход и определённая сноровка, которых у Медведя ещё не было. Выглядеть тупым в присутствии Ксюши не хотелось, но и прервать работу было бы некрасиво, вызвался помочь – помогай! К счастью, сама того не подозревая, на помощь пришла Людмила Григорьевна. Осторожно постучав, она зашла в комнату с утюгом в руках.

– Не помешала?

– Что вы, Людмила Григорьевна, конечно не помешали! – воскликнул Медведь.

– Степан, вы бы не могли посмотреть, что можно с этим сделать. Глажки гора, а наш папа опять в командировку укатил. 

– Конечно, – легко согласился Медведь. – Только мне опять нужна отвёртка.

– Мама, ты мешаешь мне готовиться к олимпиаде, – многозначительно заметила Ксюша.

– Ничего, – вмешался Медведь. – Всё равно в решении задач от меня мало толку. А бельё гладить надо. 

Но погладить бельё тем вечером Людмиле Григорьевне так и не удалось. В утюге сгорел нагревательный элемент, а починить его при помощи одной только отвёртки не удалось даже Медведю.

Нулевой урок

С олимпиады Ксюша вернулась в приподнятом настроении. Одну задачу не решила, слишком уж была сложная, зато остальные расщёлкала без проблем. Не обошлось, правда, и без конфуза: распорядители, приняв за семиклассницу, отвели её в младшую группу. К счастью, ошибку вовремя исправили.

На большой перемене к ней подошла Татьяна Фёдоровна.

– Молодец, Ксения! Пришла телефонограмма с результатами олимпиады, ты неплохо себя показала: до призового места не хватило одного балла. При отсутствии времени на подготовку – замечательный результат! Получишь на следующем уроке заслуженные двенадцать баллов.

– Мне Медведев помогал! – неожиданно для себя сообщила Ксюша.

– Медведев? – удивилась Валентина Васильевна. – И чем же он тебе помог?

– Проверял мою подготовку.

– Да? Интересно... Медведев, а ну-ка, иди сюда.

Медведь, беседовавший в это время с Савчуком, нехотя подошёл. Савчук поплёлся за ним.

– А скажи-ка мне, Медведев, что такое сила тока?

– Скалярная величина, равная отношению заряда, протекающего через поперечное сечение проводника, ко времени, – не задумываясь, ответил Медведь. 

– Во даёт! – заметил Савучук.

Взглянув на него искоса, Татьяна Фёдоровна задала следующий вопрос:

– А в чём сила тока измеряется? 

– В амперах, конечно. А напряжение — в вольтах.

– Он ещё нам выгоревший нуль на щитке починил, – вмешалась Ксюша.

– Сразу два добрых дела! – рассмеялась Татьяна Фёдоровна. – Что ж, деваться некуда, придётся и Медведеву ставить двенадцать баллов по теме «Электричество»! Надеюсь, он и в других разделах физики сумеет себя показать.

Когда она ушла, Савчук пожал руку Ксюше.

– Молодец, Пуговкина! Здорово ты Медведя выдрессировала!

– Чтоб ты знал, Савчук, я – не дрессировщица, а Медведь – не животное! И мозги у него не хуже, чем у тебя, – холодно произнесла Ксюша.

– Да, это так, фигура речи! – Савчук с опаской взглянул на друга.

Но Медведь был настроен благодушно.

– Ты, Коля, иди-ка займись своими делами, пока не схлопотал.

– А я и пошёл, – быстро произнёс Савчук. Дразнить медведей – дело опасное.

После уроков Ксюша сама вручила рюкзак Медведю – на, неси! До её дома добрались, как обычно, за четверть часа, но ещё минут сорок простояли возле подъезда. Ксюша во всех подробностях рассказала о своих злоключениях на олимпиаде, Медведь не смог удержаться от смеха, услышав, как её приняли за семиклассницу. Рассмеялась и Ксюша, хотя раньше этот эпизод казался ей скорее обидным, чем смешным. Неизвестно сколько бы они простояли ещё, но возле дома остановилась машина, из которой вышел папа Ксюши.

– Привет, дочь моя Ксения! – весело воскликнул он, раскрывая объятья.

Ксюша бросилась отцу на шею.

– Может, познакомишь нас, – поцеловав дочь, попросил он и выразительно взглянул на Медведя.

– Это Степан, одноклассник.

– Виктор Вадимович! – протягивая руку, представился папа Ксюши.

Медведь с чувством её пожал.

– Ого! – сказал Виктор Вадимович. – Сила есть!

– Ума не надо! – добавил Медведь, и все рассмеялись.

– А чего под подъездом стоим? – спросил Виктор Вадимович у дочери. – Пригласи друга в дом, угости чаем.

– Спасибо, мне уже пора, – отказался Медведь. – Ещё уроки делать и на тренировку бежать.

Ксюша удивлённо уставилась на Медведя: на какую такую тренировку?! Не мог другого предлога придумать?

– Ну, тогда до завтра! Не забыл, что у нас нулевой урок?

– Помню, чего там!

– Смотри, не опаздывай, как всегда! – не удержалась Ксюша.

– Да я завтра вообще на полчаса раньше буду! – отмахнулся Медведь.

– А я проверю, тоже на полчаса раньше приду!

– Ну, вы, ребята, даёте! – громко рассмеялся Виктор Вадимович.

 

Нулевой урок

 

Примчавшись в школу, Медведь столкнулся с ожидавшей его Ксюшей. 

– Рекорд! – иронически заметила она. – Всего на две минуты опоздал. 

– А это, как посмотреть, – весело парировал он. – Правильнее сказать, что пришёл на двадцать восемь минут раньше начала урока.

– С тебя как с гуся вода! – не удержавшись, рассмеялась Ксюша. Сердиться на Медведя было невозможно.

– А что, хорошо звучит – Степан Гусев! – поддержал её он. – Тогда все будут звать меня не Медведем, а Гусем.

– Главное, не стать Степаном Барановым, – подчеркнула Ксюша. – Дружбы с Бараном я бы не перенесла!

В фойе было светло и пусто.

– Вы чего так рано? – поинтересовался охранник.

– У нас нулевой урок! – сообщил Медведь. 

– Да, не повезло.

Ксюша, достав учебник по информатике, уселась на лавку с явным намерением повторить материал перед уроком. В планы Медведя это не вписывалось, и он предложил подняться на второй этаж к кабинету информатики. Дескать, в фойе скоро будет слишком шумно. Ксюша легко согласилась. Как и ожидал Медведь, света на втором этаже не было.  В коридоре темень – хоть глаз выколи. 

Сбылась мечта идиота: она и я! И ни одной души вокруг!  – восхищённо подумал Медведь, а вслух предложил. – Руку давай!

– Я что, маленькая? Сама дорогу найду!

–Ты, Ксюша, меня неправильно поняла. Ты-то дорогу найдешь, а я – нет, – задушевно пояснил Медведь, удивляясь собственной находчивости.

– С чего бы это? – с подозрением спросила она.

– В темноте ничего не вижу. Как голубь.

Ксюша, не колеблясь, протянула Медведю руку. Так даже лучше: стыдно признаться, но темноты она немного побаивалась. А с Медведем совсем не страшно, хотя он ничего и не видит. Набрав воздуха, Ксюша шагнула в тёмную пасть коридора. Лампочки перегорели все сразу, что ли? К её удивлению, «слепой» друг уверенно потащил её за собой. 

– Ты же сказал, что ничего не видишь! – заметила Ксюша.

– Так я дорогу на память помню! – невозмутимо пояснил Медведь.

Но тут, словно в опровержение его слов, послышался глухой звук, и на пол что-то звучно шлёпнулось.

– Что это? – испуганно спросила Ксюша.

– Да горшок цветочный! – с досадой воскликнул Медведь. – Слишком низко висел!

– Хи–хи! – прыснула Ксюша. – Сам виноват, что такой вымахал!

Медведь, нащупав дверь кабинета информатики, обнаружил, что она закрыта. Некоторое время они стояли в темноте. Медведь, стряхивая с себя остатки земли и растительности, хмуро заметил:

– Цветок пыльный какой-то, видать, давно не поливали!

– А если б полили, размазывал бы сейчас болотную жижу, – резонно заметила Ксюша.

– Ксюша, ты не могла бы стряхнуть с меня всю эту грязь? – попросил Медведь. – А то я сам ничего не вижу.

– Мне тоже ничего не видно.

– А ты наощупь.

Ксюша старательно принялась за дело. Руки её так приятно касались плечей и груди Медведя, что от удовольствия он даже зажмурился. Да и Ксюша пребывала в хорошем настроении. Даже песенку замурлыкала: «Раз ромашка, два ромашка…». От неё так вкусно пахло карамельками, что Медведь не удержался и, определив по тёплому дыханию, где находятся Ксюшины губы, быстро их поцеловал. На секунду остолбенев, она со всего маха залепила ему оплеуху. 

– Ты чего? – удивился Медведь. – Что за муха тебя укусила?

–  Это тебя бешеная муха укусила!  – зло выпалила Ксюша. – Никогда больше так не делай!

– Так я, это… ну… случайно получилось, – промямлил Медведь, потирая горящую щеку.

В коридоре вспыхнул свет, и показался учитель информатики. 

– Весьма похвально, молодые люди, что не забыли про нулевой урок! Что тут стряслось?

– Зацепил в темноте горшок на стене! – виновато сообщил Медведь.

– А со щекой что? – поинтересовался учитель.

– Это … аллергия на шерсть!

– Да? – недоверчиво спросил Павел Валериевич.

– Он котёнка с дерева снимал! – вмешалась Ксюша. – А тот прижался к щеке.

Медведь с благодарностью на неё посмотрел.

– Благородный поступок! 

– Ну…– начал было Медведь.

– Ttale e quale! – иронично произнесла Ксюша.

– Что вы сказали? – полюбопытствовал Павел Валериевич.

– Таков, каков есть!

 

________________________________________

Ttale e quale! – «Таков, каков есть!»

Царь лесов

После уроков Медведев отвел Ксюшу в сторонку:

– Извини, Ксюш! Не знаю, что на меня нашло, – пробасил он. 

Ксюша, хмуро взглянув на него, промолчала. А выйдя из школы, направилась в спорткомплекс, уверенная, что Медведь топает следом.

– Давай, рюкзак понесу! – предложил он, догнав её. 

– Сама справлюсь!

– А хочешь…

– Нет! – решительно перебила Медведя Ксюша. – Ничего не хочу!

– Подруга, привет! 

Возле двери спорткомплекса Алиса махала им рукой. И протянула руку Медведю, когда они подошли ближе. 

– Здорово, царь лесов!

– Вот именно! – подчёркнуто строго сказала Ксюша. – Там и воспитывался.

Алиса вопросительно взглянула на Медведя – что случилось-то? Он едва заметно пожал плечами. Не признаваться же, что опять накосячил. Но Алиса догадалась и сама.

– О, так у нас опять война алой и белой роз?! Ладно, подруга, идём, тренер ждать не будет! Расскажешь всё по дороге.

Девочки скрылись за дверью спорткомплекса. Без пропуска туда не войти, и Медведь решил ждать окончания тренировки. Помириться с Ксюшей следовало неотложно, а пристуствие Алисы было только на пользу, она на его стороне.

 

В раздевалке после тренировки Алиса поинтересовалась:

– Что у вас снова случилось?

– Да ничего такого, – неуверенно ответила Ксюша.

– Ты, подруга, врать не умеешь, поэтому зря не старайся!

– Правда, ничего не случилось.

Выглядела Ксюша при этом такой убитой, что Алиса едва сдержала улыбку. 

– О, да тут всё серьёзно! Ладно, не хочешь, не рассказывай, и так всё понятно. Что дальше собираешься делать? Дуться?

Ксюша задумалась. Действительно, а что делать дальше? Сколько она ещё собирается злиться? Может быть, в коридоре у него действительно всё получилось случайно? Нет, не случайно! Специально затянул меня в тёмный коридор. Но разве она не сама захотела прийти на полчаса раньше вместе с Медведем? Получается, виновата! Да, ситуация.

– Первой мириться не буду! – решительно сказала она.

– Браво, подруга! – восхитилась Алиса. – Вот это по-нашему! Пусть помучается!

Когда девочки вышли в холл, Медведь шагнул им навстречу.

– Близко не подходи! – предупредила Ксюша. 

– Ars longa, vita brevis! – хмуро заметил Медведь, приглаживая рукой мокрые волосы.

– Чего? – спросила Алиска.

– Искусство долговечно, а жизнь коротка! – перевела Ксюша, открывая дверь на улицу. 

– Ну, ты, Медведь, даёшь! – воскликнула Алиса. 

– С кем поведёшься, от того и наберёшься, – скромно заметил Медведь и, тяжело вздохнув, поплелся следом за девочками. Пройдя полквартала, Алиса неожиданно остановилась.

– Ой, забыла полотенце в раздевалке. Придется возвращаться. Идите, меня не ждите!

И умчалась. Предательница. Ксюша растерялась, но выручил Медведь, так проникновенно попросил прощения, что злиться было невозможно.

– Больше так не делай! – строго сказала Ксюша. 

– Честно, не буду! – воскликнул Медведь.

Ну, если честно не будет, почему она не должна верить? Медведь всегда хочет как лучше, только не всегда получается. Вздохнув, Ксюша протянула Медведю портфель.

– Ладно, идем. У меня еще дел невпроворот.

 

______________________________________________________________

Ars longa, vita brevis! – «Искусство долговечно, а жизнь коротка!»

 

Медвежье дежурство

Сегодня дежурит 9-А. Медведь обожает такие дни: сидишь за столом, звонки на уроки и с уроков даёшь, бумажечки разносишь по классам. Работа, прямо сказать, не пыльная. Главное, чтобы не послали в столовую столы накрывать. Верзила в фартуке – засмеют! 

В конце четвёртого урока к столу дежурных подошла Мария Николаевна – классная руководительница.

– Ребята, выручайте!

– Что случилось? – участливо поинтересовался Медведь.

– Нужно присмотреть за малышами 2-Б на перемене, пока их учительница спустится к директору.

– Не вопрос! – благодушно ответил Медведь.

– Справитесь? – пытливо поглядывая на Ксюшу и Медведя, спросила Мария Николаевна.

– Справимся! – в один голос отозвались они.

– Ну так мчитесь со всех ног! 

 

Ксюша и Медведь неторопливо поднялись на второй этаж. 

– Миленько здесь, – заметил Медведь, разглядывая нарисованный на стене паровозик, тянувший за собой разноцветные вагончики, из окон которых выглядывали разные зверушки.

Звонок. Почти одновременно распахнулись несколько дверей, и, как горох из стручков, в коридор высыпали малыши. Кричат, визжат, носятся как угорелые! 

– Дети, это дежурные. Они присмотрят за вами, пока я спущусь к директору, – объявила учительница, когда Медведь с Ксюшей вошли в класс.

Тишина продлилась ровно до того момента, пока она не скрылась за поворотом.

– Ура! – одновременно завопили мальчишки и бросились в коридор. – Играем в войнушку!

Ксюша едва успела отскочить в сторону. 

– А Вы знаете, что мне Дед Мороз принёс в подарок? – дёргая Ксюшу за рукав, спросила оказавшаяся рядом девочка.

– Конфеты? – попыталась угадать Ксюша.

– Вот ещё! – презрительно фыркнула малышка, сморщив носик. – У меня на них аллергия! Дед Мороз подарил мне барби-страшилку! 

Медведь в коридоре следил за баталиями мальчишек. Дети носились по паркету, размахивая водяными пистолетами, а те, у кого их не было, использовали линейки.

– Паф! Паф!

– Тррр-тррр!

– Ложись, граната! – Конопатый мальчишка швырнул в Медведя резиновый шарик, наполненный водой. – Бабах! 

Медведь, пытаясь увернуться, не удержал равновесие на мокром полу и растянулся во весь рост.

– Ура! Спецназ, за мной! 

Ватага малышей набросилась на Медведя со всех сторон. 

Медведь боялся пошевелиться, чтобы ненароком не придавить кого-нибудь из нападавших. Так чувствует себя великан в стране лилипутов!

– Сдаёшься? – вопил писклявым голосом предводитель, тыча пистолетом ему в нос.

– Сдаюсь, слезайте уже! – проворчал Медведь.

Встав во весь рост над поверженным врагом, предводитель торжественно объявил:

– Война окончена! Победа за нами.

– Ура! – завопили мальчишки.

– Виу-виу! – закричала девочка со страшилкой-барби в руках. – Я спешу на помощь!

На ее боку болталась белая сумочка с красным крестом.

– Меня зовут Катерина! – обратилась девочка к Медведю. – Я буду вас лечить! 

– Ещё чего! – возмутился он.

– Ничего не хочу слушать! Вы ранены! Не шевелитесь. Сейчас я смажу ваши раны зелёнкой. 

Медведь, протестуя, замахал руками. Бутылочка перевернулась, и зелёное пятно расплылось по белой рубашке «раненого». Медведь взвыл.

– Ух, ты! – восхитилась Катерина. – И пальцы у меня теперь зелёные! Я девочка – монстр!

– Ну, монстр, сейчас я… – начал было Медведь, но вовремя остановился. Вид у него был грозный, и Катерину как ветром сдуло.

– Марш по своим классам немедленно! – заорал Медведь, вставая во весь свой немалый рост.

Мальчишки бросились врассыпную. Медведь направился к двери 2-Б. Катерина на всякий случай спряталась под парту.

– На кого ты похож? –  всплеснула руками Ксюша.

Медведь не успел ответить, как в дверях появилась учительница. В классе повисла тишина.

– Кто воду и зелёнку в коридоре разлил? – строго спросила она.

Медведь раскрыл было рот, чтобы поведать, как было дело, но не успел.

– Он! – крикнули дети, показывая на него пальцем.

– Я?! – оторопел Медведь.

– Как же так? – возмутилась учительница. – Вы же дежурный! Какой пример вы показываете детям?

– Да ничего я им не показывал! – выкрикнул Медведь.

Ксюша взглянула на него с укоризной.

– Ну, знаете, всему есть предел! – рассердился Медведь и демонстративно вышел из класса.

– У вас есть тряпка? Я сейчас всё приберу! – заверила учительницу Ксюша.

– Чудовища! – ворчал Медведь, шагая по коридору. – Варвары! Чтоб я ещё раз… да, никогда! Ни ногой!

Рыжий мальчишка разбежался с другого конца коридора и поехал на коленях по паркету, как по льду. Медведь схватил его за руку. 

– Пустите, пожалуйста! Я больше не буду! Честное слово! – захныкал мальчишка.

– Как врежу сейчас тебе, недомерок! – грохотал Медведь.

– Опять? – не на шутку рассердилась подоспевшая Ксюша. – Иди сюда, маленький! Испугался? Да ты не плачь.

– Как же, заплачет такой! – пробурчал Медведь, отряхивая брюки и потирая ушибленный бок.

Ксюша повела малыша в класс. Медведь угрюмо смотрел им вслед. Рыжик повернулся и показал ему язык.  

Прозвенел звонок. Классные комнаты вновь поглотили малышей. В коридоре снова стало тихо.

Вернувшись, Ксюша с укором сказала:

– Медведь, у тебя что, крыша съехала?

– А чего он на меня полез?

– Ты мне, Медведь, очки не втирай! – Было непонятно, как при таком маленьком росте Ксюша умудрилась посмотреть на Медведя сверху вниз. – Да эти малявки одного только твоего внешнего вида пугаются! У, громила!

– Слушай, Пуговкина, ушла бы ты лучше от греха подальше! – огрызнулся Медведь.

 

После дежурства Ксюша, не глядя на Медведя, оделась, взяла сумку и направилась к выходу.

– Ксюш, подожди! Провожу! – предложил Медведь.

– Обойдусь! Я, Медведь, не знала, что ты такой жестокий!

Выскользнув за дверь, Ксюша замерла от восхищения: пока шло дежурство, весь школьный двор засыпало снегом. Правда, восхищаться довелось недолго. Увесистый снежок ударил её в плечо, Ксюша даже вскрикнула.

– По противнику, пли! – прокричал заводила из 2-Б и на Ксюшу вновь посыпался град снежков. Она пыталась увернуться, но тщетно. Чирк! Один из снежков скользнул по щеке, на глаза навернулись слёзы. 

Ксюша рванулась к двери, чтобы спрятаться в вестибюле школы, и со всего маха налетела на Медведя. 

– Ты чего, Пуговкина? – возмутился он. 

– Ничего! – гордо воскликнула она, но не удержалась и, всхлипнув, уткнулась Медведю в грудь. – Мальчишки из 2-Б меня снежками обстреляли!

– Понятно! Пошли! – зловещим тоном произнес он.

Взяв Ксюшу за руку, Медведь вышел с ней на крыльцо. Окинул неторопливым взглядом ватагу второклассников. Во дворе немедленно воцарилась тишина – безошибочное шестое чувство подсказало малышам, что баланс сил в корне изменился. 

– Ну, мелочь пузатая!  Бросьте-ка в меня снежком! – ласково предложил Медведь. – А то мне первому начинать как-то не очень!

Второклассники окаменели, словно бандерлоги под гипнотическим взглядом Ка, а один от страха пискнул.

– Ты что, Медведь, собираешься делать? – шепотом спросила Ксюша, испугавшаяся не меньше малышей.

– Ещё не знаю, – пояснил он, – но мало никому не покажется. Зуб даю!

– Ignis sanat!  – торжественно произнесла Ксюша. 

Мальчишки, восприняв ее загадочные слова как сигнал Медведю наступать, бросились врассыпную, и школьный двор опустел.

– Давай рюкзак, Ксюша, и ничего не бойся! – самодовольно предложил Медведь. – Провожу до самого подъезда.

– С тобой я ничего не боюсь!

Медведь взял Ксюшу под руку и бодро зашагал по свежевыпавшему снегу. Что ни говори, а день дежурства – прекрасный день!

 

________________________________________

Ignis sanat. – «Огонь излечивает»

Хлопушка дьявола

Медведь не знал, чем себя занять. Химию он не любил и не понимал. А тут как назло Ксюша уехала на олимпиаду по математике, даже поболтать не с кем. Хотя, если честно, едва ли с Пуговкиной пообщаешься во время урока.

Размышления Медведя прервал звонок на урок. Из подсобки вышел Назар Петрович. Выглядел забавно: белый халат, на глазах плотно прилегающие защитные очки и чепец как у доктора. На столе десяток бутылочек с разными веществами, штатив и ещё много чего.

– Чтобы сэкономить время, начнём урок с объяснения нового материала. Спрашивать домашнее задание буду в другой раз. 

Класс ободрительно загудел. Назар Петрович принялся объяснять новую тему. Вскоре Медведь почувствовал, что мозг его отключается, а глаза слипаются. Главное не захрапеть – позору не оберёшься.

– Сегодня вы увидите опыт под названием «Хлопушка дьявола».

– Хлопушка кого? –  Сон с Медведя как рукой сняло. – Дьявола?

– Его, родимого! Предупреждаю, этот опыт в домашних условиях проводить опасно, - предупредил Назар Петрович, что только ещё больше подстегнуло любопытство Медведя: всё, что делать нельзя, делать хочется.

– Для опыта мы берём истолченную серу и цинковую пыль, –  Назар Петрович насыпал в стеклянную баночку серый металлический порошок, добавил жёлтый и закрыл крышечкой. – Аккуратно смешаем их до однородности.

Учитель началал медленно вращать пузырек, перебирая пальцами. 

– Не бабахнет? – осторожно осведомилась Кира Ивченко, на всякий случай отодвигаясь подальше.

– Нет, реакция не начнётся при обычной температуре. А как мы нагреем эту смесь? – Назар Петрович вопросительно посмотрел на учеников.

– Используем головки спичек! – выпалила Светка Голодяевская, отодвигая лист бумаги в клетку с «Морским боем». Всё равно игру она уже продула, остался только однопалубник. А тут «Хлопушка дьявола»!

Вскоре порошок в баночке приобрёл насыщенный серый оттенок. На подносе появилась горелка для сухого горючего и металлическая формочка.

– Смотрю, опыт вас заинтриговал. Даже Медведев внимательно слушает, –  заметил Назар Петрович.

– В жизни всё пригодится, –  отозвался Медведь.

– Согласен. Две-три мерные ложечки порошка высыпаем в формочку и делаем маленькое углубление, кладём четыре-пять спичечных головок и поджигаем. –  Назар Петрович чиркнул спичкой.

– Ой, –  пискнула Маша Соловей, закрывая уши руками.

После того как вспыхнули спичечные головки, зажглась основная смесь. На дне формочки с глухим потрескиванием затанцевало яркое зеленоватое пламя.

– А что, прикольно! – Савчук записал в блокноте “Хлопушка дъявола” и пририсовал рядом чёртика со смешными рожками.

– А если усилить эффект? –  глаза у Медведя загорелись. – Смешать в больших пропорциях.

– Что ты сказал, Степан? – переспросил учитель.

– Жалко, что Пуговкина этого опыта не увидела!  – отозвался Медведь.

– Ну, ради одной Пуговкиной повторять его не будем. –  Назар Петрович снял защитные очки.

Несправедливо — подумал Медведь. Остаток дня его не покидала мысль: как завладеть нужными веществами, чтобы фонтанчик превратить в фонтан, а заодно и удивить Ксюшу знанием химии?

Одна голова хорошо, а две –  лучше!

Идею украсть реактивы следовало хорошо продумать. В помощники Медведь решил взять Савчука, но тот заартачился: 

– А если попадёмся? 

– Не попадемся! – заверил Медведь. – На что нам головы даны?

Дождавшись конца уроков, они как бы мимоходом заглянули в кабинет химии. Пока все складывалось удачно: кроме двух дежуривших девочек в комнате никого не было. Одна из них, рыжая и веснушчатая, елозила по полу шваброй, оставляя неровные влажные следы, вторая поливала цветы.

– Привет, девчонки! – завопил Савчук.

– А не пошёл бы ты куда подальше? – отмахнулась рыжая. 

– Где Назар Петрович? – спросил Медведь.

– Вышел. Будет минут через десять.

Друзья переглянулись. Пока все шло по плану.

– Тебя как зовут? – спросил Медведь у девочки, поливавшей цветы.

– А тебе какое дело? – спросила она в ответ.

Гостям здесь явно были не рады. Но Медведя это нисколько не обескуражило, к такому повороту он был готов.

– Да нас, похоже, за тобой послали, – сообщил он равнодушно, потом, махнув рукой, обратился к Савчуку:

– Ладно, скажем, что не нашли.

– Кто послал-то? 

– А тебе какое дело? – злорадно произнес Медведь и направился к двери. – Может, я вообще ошибся, и это не тебя отправляют на конкурс.

– На какой конкурс? – заволновалась девочка. – Может, на олимпиаду по биологии?

– Ну да, на нее, – милостиво подтвердил Медведь. – На биологию эту самую. Если, конечно, ты – Катя Иванова.

– Нет, я Катя Дорошенко, – разочарованно протянула девочка.

– Да пошутил я, – хмуро сообщил Медведь. – Катю Дорошенко как раз и вызывают. И чтоб одна нога здесь, а другая – там.

– Куда идти-то? – заторопилась Катя. Мысленно она была уже на олимпиаде.

– К кабинету завуча. Жди, тебя вызовут.

Избавившись от присутствия одной из дежурных, мальчики сделали половину дела. Настало время исполнения второй части плана. Савчук, изображая интерес к великим химикам прошлого, сделал несколько шагов вдоль ряда столов и аккуратным движением ноги опрокинул ведро с водой, что было совсем непросто, поскольку голова его была задрана вверх – к портретам.

– Ну ты и...

Девочка, на секунду задумавшись, все-таки заменила напрашивающееся само собой слово на более мягкое – «бездарь»! К ее удивлению, Медведь ее полностью поддержал:

– Точно! Бездарь и есть!

Взглянув на Медведя с подозрением, девочка не очень решительно произнесла:

– И кто теперь будет все это убирать.

– Вот он и уберет! – с пафосом воскликнул Медведь. – Ты только воды принеси... Нет, он сам принесет! Но тебе придется ведро наполнить в женском туалете. В мужском кран не работает.

Ошеломленная невиданным доселе в этой школе джентльменством, девочка покорно дала Савчуку себя увести. Когда за ними закрылась дверь, началась самая трудная часть плана. Вытащив из кармана связку ключей. Медведь приступил к поиску подходящего. Слабое место плана заключалось в том, что возможно, в связке такого не было вовсе, но об этом Медведь старался не думать. Быстро перебирая ключи, он пытался открыть замок, но пока безрезультатно. А ведь при этом еще требовалось вести обратный отсчет, потому что тщательно рассчитанное время на всю операцию составляло всего пять минут, после чего должен был появиться Савчук с дежурной. 

– Три минуты! – отметил Медведь, вставляя в скважину замка пятый ключ. 

– Две минуты! – В работе был уже десятый ключ.

– Минута двадцать секунд! – Последний пятнадцатый ключ вообще не желал влезать в замочную скважину.

Столько усилий, и все напрасно! Отчаявшийся Медведь с досады пнул дверь кладовки, и она немедленно отворилась.

– Тьфу ты, не заперта! 

Он ринулся в подсобку, ругая себя последними словами.

Оказавшись внутри и увидев огромное количество колбочек, баночек и пробирок, Медведь запаниковал – забыл, как назывались химические вещества, нужные для опыта. Пришлось собирать все баночки, подходящие по размеру, с сыпучими веществами жёлтого и серого цвета. Их набралось с десяток.

– Двенадцать секунд! – Выбежав из подсобки, Медведь прикрыл дверь, быстро сел за ближайший стол и, сделав скучающий вид, уставился в висящую возле доски таблицу Менделеева. 

– Ноль. – В кабинет вошел Савчук с ведром, за ним дежурная. 

– Ну у тебя и друг! – патетически воскликнула она, обращаясь к Медведю. – Черепаха – и та шустрее.

Но Медведь, уже выполнивший свою задачу, лишь пожал плечами и величаво выплыл из классной комнаты. Портфель его подозрительно позвякивал.

Озадаченная девочка попыталась вручить швабру Савчуку, но тот, не обращая на нее внимания, поспешил вслед за Медведем. Их ждали великие дела. А дежурная утешила себя тем, что доверь она медлительному Савчуку мытье полов, так он и к ночи бы не управился. И в котором часу она попала бы домой?!

Эврика!

Следующие два дня после школы Медведь запирался в своей комнате. Изучал наклейки на баночках, выписывал названия реактивов в блокнот.

– Голову можно сломать! – ворчал он, просматривая учебник. Хотелось зашвырнуть его куда подальше, но Медведь сдержался. Вскочив со стула, начал мерить шагами комнату. 

– Вот если стул отремонтировать или утюг починить – пожалуйста! А химия – с какой стороны не подойди - тупик!

Монолог прервал телефонный звонок.

– Да! – рявкнул Медведь в трубку.

– Привет! Как дела продвигаются? – поинтересовался Савчук.

Медведь, не желавший упасть в грязь лицом, промычал нечто невразумительное. Савчук переменил тему:

– Мы тут собрались на скейтбордах покататься. Присоединишься?

– Мы — это кто?

– Кира, Света, я, Петя и Ксюша. 

– А разве Ксюша умеет кататься на скейтборде?

– Нет, девочки хотят посмотреть, как делается Бэксайд хиллфлип.

– В котором часу? 

– Давай к пяти на скейтодроме.

Повесив трубку, Медведь задумался. Если Ксюша надумала посмотреть на катающегося Колю Савчука – это катастрофа! Равного ему в этом деле нет. Такие пируэты выкручивает – загляденье! Куда тягаться с Савчуком?! Эх, если бы он мог произвести впечатление на Ксюшу! Сев за рабочий стол, он раскрыл учебник и начал читать:

– Периодическая система химических элементов Д.И. Менделеева. Магний – элемент второй группы, третьего периода... Лёгкий, ковкий, серебристо-белый металл.... Один из немногих, который может ярко гореть на воздухе. Какой нормальный человек может это выучить?!  Рений, сера, мышьяк. Бла-бла-бла!

Словно обидевшись на нерадивого ученика, учебник упал на пол и захлопнулся! Медведь носком тапка загнал его глубже под стол и. откинувшись на спинку стула, почесал затылок. Стрелка часов бежала неумолимо быстро, явно подсмеиваясь:

– Тик-так - никак? Никак – тик-так!

Медведь бросил злой взгляд на часы. И тут на него снизошло озарение. Он схватил ноутбук и ввёл в поисковик “Хлопушка дъявола”. Компьютер выдал целый ряд ссылок. 

– «Хлопушка дьявола» –  реакция серы и цинка! – прочитал он вслух. – Ещё и видео имеется!

За пять минут Медведь получил исчерпывающую информацию. И, отыскав баночки с серой и цинковой пылью, облегчённо вздохнул:

– Теперь всё получится!

Сюрприз

Около пяти, зажав скейт под мышкой, Медведь отправился на встречу с друзьями. За спиной в такт шагам раскачивался рюкзак с сюрпризом для всей компании. Но в первую очередь, конечно, для Ксюши. 

– Привет! – махнул он рукой одноклассникам, собравшимся на скейтодроме в дальнем конце парка. 

– Привет! – вразнобой отозвались они. Кроме Ксюши здесь были Света Голодяевская, Петя и, конечно, Коля Савчук.

– Ну что, по коням? – воскликнул он и с лёгкостью запрыгнул на скейт. Тоже сделал и Петя.

– А ты чего ждешь? – спросил Медведь у Голодяевской.

– Что я, дура что ли – жизнью рисковать? Мы с Ксюшей будем черлидерами!

– Эй, вы что, без меня решили кататься? – выкрикнула Алиса, мчась на полной скорости прямо на них.

Девочки взвизгнули, но та в последний момент резко затормозила. 

– Салют!

Савчук с Медведем непроизвольно улыбнулись.

– А ты, Медведь, чего не на скейте? – поинтересовалась Алиса.

– Я его для Ксюши взял, – охотно пояснил Медведь. – Буду учить её кататься. 

– Нет уж, спасибо! Мне мои руки и ноги дороже! – запротестовала Ксюша.

–  Ну как хочешь, – разочарованно промямлил Медведь.

– Ладно, поехали! – скомандовала Алиса и понеслась, как сумасшедшая. Минута, и она оказалась на тонких металлических перилах. 

– Класс! –  одобрительно выкрикнул Савчук. – Давай скольжение!

– Легко! – отозвалась Алиска и заскользила вниз по перилам.

– Она себе точно, тьфу-тьфу-тьфу, шею сломает! – насупилась недовольно Ксюша.

– Такие не ломают, – со знанием дела заверила Света Голодяевская, бросая в рот крекер.

Медведь, отложив скейт, начал доставать всё необходимое из рюкзака. «Хлопушка дьявола» должна получиться на славу. Уж он-то постарается. Алиса резко затормозила перед самым его носом.

– Стой, шальная! – не сдержался он. – А если бы я навернулся во весь свой немаленький рост?!

– Что делаем? – полюбопытствовала Алика, заглядывая через плечо Медведя.

– Скоро узнаешь, гуляй пока! – спровадил он ее, подталкивая легонько в спину.

В ответ она показала язык и, запрыгнув на доску, понеслась к Савчуку и Пете. 

Достав из рюкзака картонный футляр, Медведь поставил его на асфальт. Внутри была гремучая смесь. Чирк спичкой и вуаля! Хлопушка заискрилась, зашипела и во все стороны полетели разноцветные искры.

– Какая красота, ребята, смотрите! – восхищённо закричала Ксюша.

Все съехались посмотреть на творение рук Медведя.

– К вашему вниманию «Хлопушка дьявола»! – словно конферансье, громко и чётко объявил Медведь, гордо подбоченившись. Уж он своего не упустит. Вон как Ксюшины глаза блестят!

– Братан, да ты крут! – похлопав по плечу друга, воскликнул Савчук.

– А то! – согласился Медведь. Кто от славы отказываться станет?!

– Почему без меня?! – выкрикнула Алиса и, наворачивая круги вокруг фейерверка, начала громко петь « Life Is Life». Вдруг из ниоткуда вылетел мопс с красной бабочкой на шее и бросился под ноги Алисе. Не удержав равновесия, она растянулась на асфальте. Все кинулись к ней.

– Ой! – взвыла Алика, обхватив колено и тут же заорала, указывая в сторону Савчука:

– Держите этого гада!

– Колю? – удивился Медведь.

– Да, не его! – ещё больше обозлилась Алика. – Ловите, он мой скейт угоняет!

За Савчуком Медведь увидел мопса, который нёсся на Алисином скейте по дорожке, отталкиваясь правыми передней и задней лапами. Несколько секунд все стояли в замешательстве, затем Коля вскочил на доску и бросился в погоню. Петя и Медведь побежали наперерез через площадку. 

– Что у тебя болит? – допытывалась Ксюша у подруги.

– Нет, ты это видела?! – потирая ушибленное колено, сквозь слёзы жаловалась Алиса. –  Эта сволочь спёрла мой скейт! Тоже мне, друг человека!

– Да, бог с ним, со скейтом. Ноги-руки целы? – тяжело дыша, спросил вернувшийся Медведь. На ее немой вопрос он только виновато развёл руками.

– Вот ведь вор! – не унималась Алика, ударив по асфальту кулаком со всей злости.

– Ты ещё руку сломай! – недовольно заметил Медведь.

– Не догнал! Псина как сквозь землю провалилась! – выпалил Савчук, затормаживая перед ребятами.

– Пёс-то профессионал! – заметил Петя без тени иронии, присоединившись к друзьям.

– Может быть, скорую вызовем? – предложила Голодяевская.

– Скажешь тоже! Сейчас встану и пойду! – сердито фыркнула Алика. Но поднявшись, тут же ойкнула и снова опустилась на асфальт.

– Ладно, собираем вещи! – скомандовал Медведь, забрасывая на спину свой и Алисин рюкзаки. – Тебя, хромоножка, я и на руках донесу!

– А что, неси! – хихикнула Алиса, крепко обхватив Медведя за шею.

Ксюша, нахмурившись, предложила: 

– Может быть, всё-таки скорую? 

– Да нет, не надо. У меня сил хватит! – беспечно похвастал Медведь.

– Донесёт, не переживай! – подтвердила Алиса, сильнее прижимаясь к Медведю. 

Ксюша нахмурилась ещё больше, но смолчала.

– Давай я понесу! – с надеждой предложил Коля.

– Ну нет, уронишь! – отрезала Алика и тут же выкрикнула:

– Вот гад! 

– Ну, знаешь ли… – Савчук от неожиданности споткнулся.

– Да я не о тебе! – взвизгнула она. – Вон тот, с красной бабочкой, опять на моей доске! 

Петя бросился к мопсу, беспечно катившемуся им навстречу. А Савчук, недолго думая, со всего размаху запустил в злодея рюкзаком! И надо сказать, очень удачно. Мопс, словно бильярдный шар, был сбит с игрового поля одним ударом. Но, слетев с доски и перевернувшись через спину, вскочил сразу на все четыре лапы и дал стрекача – только его и видели.

– В яблочко! – восторженно захлопала в ладоши Света Голодяевская.

– Браво, Коля! – подхватила Ксюша.

– Ты – герой! – Алика театрально прижала руки к губам и послала Коле воздушный поцелуй.

– Чего уж там! – скромно ответил он, покраснев от удовольствия.

Пройдя часть пути, решили отдохнуть на лавочке. Алика, порывшись в рюкзаке, протянула бутылку с водой Медведю. Но едва он поднёс горлышко к губам, Алиса выбила её из рук. Бутылка плюхнулась на лавку, и вода брызнула во все стороны.

– Ты чего? – Медведь подскочил.

– Сволочь… – Пальцем Алиса указывала за спины ребят. 

Обернувшись, они увидели трогательную картину. За сухонькой старушкой в старомодной шляпке весело перебирал короткими ножками мопс.

– Ну, попался! – злорадно выпалил Медведь.

– Похоже, тот самый, – заметил Коля.

– Бабочка та же, не думаю, что есть другой такой мопс-пижон, – сказала Голодяевская.

Медведь решительно направился к старушке.

– Добрый день!

– Добрый! – отозвалась старушка.

– Вы меня извините, но ваш мопс несколько минут назад угнал скейт, сбросив с него хозяйку. Вон она сидит на скамейке с ушибленным коленом.

Старушка взглянула на девочку, сидевшую на лавочке, а потом умилённо на своего пса и категорично заявила:

– Этого просто не может быть, молодой человек! Мой Гаричек в таком же солидном возрасте, как и я. Что вы говорите, он угнал? – уточнила старушка.

– Скейт, – подсказал Медведь.

– Это такая доска на колёсиках?

Медведь кивнул.

– Ну, этого просто не может быть! Посмотрите на бедного песика! Он вообще еле ходит, полдороги приходится нести его на руках.

Гаричек тяжело задышал и стал заваливаться на правый бок, хрипя и сопя на все лады, словно старая гармонь. Даже слеза из глаза потекла, словно от обиды.

– Бедняжка, он такой несчастный! – ласково потрепав мопса по морде, сказала старушка. – Пойдём, дорогой.  

Мопс тяжело поднялся на лапы и медленно заковылял за хозяйкой.

– Сдаётся мне, – присвистнул Коля, – что старушка такая же резвая, как и ее пес, когда их не видят.

Никто ему не возразил. В этот момент Гарик приостановился и повернул голову. Выражение его морды из страдальческого преобразилось в нагловато-весёлое.  Мопс недвусмысленно показал ребятам язык.

– Гад! – хором выкрикнули они.

А Гарик, как ни в чём не бывало, последовал за старушкой.

– Ну, всё, домой! Иначе, я за себя не ручаюсь! – Медведь подхватил Алису на руки.

– Во всяком случае, скейт у нас! – мрачно заметил Савчук.

Всю дорогу ребята молчали. 

«Артист, а не мопс! Вот и скажи, что собаки служат человеку. Где там! Это человек служит собаке», – подумал Петя. – «Может, стоит поступать на ветеринара?»

 У подъезда он широко распахнул дверь. 

– Прошу! Надеюсь, пройдёте!

– Ну, всё, ребята, спасибо! И пока! – попрощалась Алиса.

– Подожди, скейт-то! – Коля вручил ей доску.

– Вы меня тут подождите, я скоро! – попросил Медведь и внёс Алису в подъезд. – Нажимай кнопку лифта, хромоножка!

– Это я могу! 

У самой двери квартиры Алиса скомандовала:

– Медведь, опусти меня на пол, домой я должна зайти на своих двоих! Иначе мама этого не переживёт, а доска навсегда перекочует в чулан.

– Тогда будь здорова!

– Обязательно буду! – И Алиса поцеловала Медведя в щёку.

– Ну, это лишнее, – пробурчал он.

Алиса широко улыбнулась и нажала на звонок.

Медведь вышел из подъезда. Ксюша будет им довольна. Он вёл себя как настоящий мужчина, можно сказать, вынес ее подругу на руках из боя. Вон какое расстояние протащил!

– Идем, Ксюша, провожу домой.

– Нет уж, спасибо! – Ксюша окинула Медведя таким взглядом, словно одарила букетом из змей! – Мы со Светочкой уж сами как-нибудь. А ты иди, отдыхай. Умаялся, наверное. 

Девочки развернулись и под ручку направились домой.

– Чего это она? – удивился Медведь.

– А ты, друг, пораскинь мозгами! – сказал Савчук. – Предлагал же, давай я понесу!

 

Никакой он не мой!

 

Придя домой, Ксюша задумалась. И чего она так рассердилась на Медведя? Что он такого сделал? – спрашивала она сама у себя. Ну, помог человеку, попавшему в беду. Ну, всю дорогу, не уступая другим мальчикам, нёс Алису на руках. Да, не уступая! Значит, хотел ее нести сам. Да и она хороша: «никто на руках не носил», «только ты меня неси»! Всю дорогу прижималась к Медведю, как к родной маме! Ну, не предательница?! А ещё подруга называется!

И тут зазвонил телефон.

– Легка на помине! – Ксюша нехотя сняла трубку. – Чего тебе?

– Почему такая мрачная? – лилейным голосом спросила Алиса.

– Нормальная! – отрезала Ксюша и положила трубку.

Впрочем, телефон тут же зазвонил снова.

– Я так понимаю, эксперимент удался! Ты всё-таки ревнуешь своего Медведя!

– Никакой он не мой! – огрызнулась Ксюша.

– Что и следовало доказать! – хихикнула Алиса. – Успокойся, во-первых, Медведь не в моём вкусе, во-вторых, ты ему нравишься, а в-третьих – раз злишься на меня, значит, в сердце закралась Love.

– Не выдумывай! – уже более миролюбивым голосом возразила Ксюша. – Как твоя нога?

– Перебинтованная эластичным бинтом, лежит на подушечке на столе. Да бог с ней, с ногой! Лучше скажи, он тебя домой проводил?

– Не, я его …

– Отшила! – восхищенно перебила подругу Алиса.

– Пусть знает! – гордо сказала Ксюша.

– Молодец! – иронично подытожила Алиса. – До второго пришествия так и ходила бы, делая вид, что Медведь тебя не интересует! А он теперь мозгами поразмыслит и придёт к выводу, что тебе не наплевать на его чувства.

– Какие чувства? – неуверенно спросила Ксюша.

– Сердечно-душевные, подруга! Повзрослей уже! – рассердилась Алиса. – Короче, я свое дело сделала! Очередь за тобой, не упусти шанс! До завтра!

– Пока.

Ксюше почему-то стало жаль себя. Всё так сложно! Совсем другое дело наука – точно, последовательно и доказательно! Хотя…

– Pro et contra, - в раздумье произнесла она и пошла готовиться к урокам.

 

___________________________________________

Pro et contra – «За и против!»

 

Криминальный талант

На следующий день в школу Медведь пришёл без настроения. Никогда не угадаешь, что у девочек на уме! Вроде хорошее дело сделал, а закончилось оно тем, чем закончилось.

Ксюша сидела за партой и что-то рассказывала Голодяевской.

– Привет! – буркнул Медведь.

– Привет! – вспыхнув, отозвалась Ксюша.

– Ну, я пошла! – Бросив на нее многозначительный взгляд, Голодяевская направилась на своё место.

– Медведь, спасибо за вчерашний сюрприз! – с чувством сказала Ксюша.

– Да чего уж там, – неопределенно отозвался он, не веря себе. Неужели она уже не сердится?

А Ксюша и правду не сердилась. Напротив, попросила рассказать, как ему удалось подготовить такой великолепный фейерверк? Ведь она даже не подозревала, что Медведь на такое способен. Лично у нее точно ничего не получилось бы. 

– Да ничего сложного, взял цинковую пыль, смешал с толченой серой, а для красоты добавил солей меди, калия, лития. Причем послойно, чтобы пламя поочередно меняло свой цвет. 

– А откуда ты узнал, сколько чего добавлять? Или на глаз сыпал? – спросила Ксюша.

– Нет, конечно, – с достоинством ответил Медведь. – Пропорции очень важны, каждый компонент пришлось взвесить, иначе ничего не вышло бы. 

– Как же ты узнал, сколько чего взвешивать? – удивилась Ксюша. 

– Да проще простого, – охотно пояснил Медведь. – Рассчитал по уравнению реакции. 

Ксюша не верила своим ушам. Ну Медведь! Ну гигант! И ведь ради нее старался! А ты чем ответила? – спросила себя Ксюша. Приступом ревности? Да еще совершенно необоснованным. Очень Медведю Алиса нужна, да и он ей тоже. Ну не дура?! Ксюше стало так стыдно, что она не удержалась и погладила мускулистую медвежью руку. То есть, человеческую, но принадлежащую Медведю. От легкого этого прикосновения он сразу же сомлел. Да, сработал фейерверк, сработал! – ликовало его сердце. 

– Ты меня извини за вчерашнее! – попросила Ксюша.

– Ничего, – великодушно произнес Медведь. – Не бери в голову! 

И тут случилось непоправимое.

– А где ты взял реактивы? – спросила Ксюша.

– Так я… это… – промямлил Медведь.

Врать Ксюше он не мог, а признаться в том, что они с Савчуком обчистили кабинет химии, было равносильным самоубийству. Медведь помялся, но выхода не было. Пришлось рассказать все как на духу. 

– Как ты мог? – тихо спросила Ксюша. 

До окончания уроков с Медведем она больше не разговаривала. И лишь на обратном пути, когда он, набравшись духу, пообещал, что завтра же вернет реактивы на место, сменила гнев на милость.

– Как ты собираешься это сделать?

– Пока не знаю, но что-нибудь с Савчуком придумаем, – взбодрился Медведь.

Но эту идею Ксюшу отвергла. Как же, придумают! Стратеги! И ведь если попадутся, могут даже из школы вылететь. Представив себе, как она приходит в класс, а Медведя там нет, Ксюша приуныла. Что же делать? Папа в таких случаях говорит, что дорогу осилит идущий. Похоже, придется брать дело в свои руки. 

– Савчука брать не будем, – категорично сообщила она. – Сами справимся.

Медведю показалось, что он ослышался. Ксюша собирается вместе с ним вскрыть кабинет химии?! Отличница и неисправимый правдолюб? Да, жизнь полна сюрпризов!

В тот день Ксюша попала домой поздно. Битых два часа они с Медведем шатались по улице, разрабатывая план, причем идеи, в основном, исходили от Ксюши, а ее подельник безропотно со всем соглашался.

– Все, операцию назначаю на завтра! – подвела итог Ксюша. – Как тебе план?

– Безупречный, – ответил Медведь. И, не удержавшись, добавил:

– Ты, Ксюша, – настоящий криминальный талант.

К его удивлению, Ксюша лишь самодовольно улыбнулась.

Шарик лопнул!

Следующим утром Медведь притащился в школу с немаленьким рюкзаком. Склянки с реактивами, чтобы не позвякивали, переложил салфетками. До конца уроков рюкзак покоился в углу класса, никто на него внимания не обратил. Только Голодяевская сострила, явно намекая на сказку «Маша и медведь»:

– Там у тебя пирожки для бабушки? Дай и мне один.

Медведь, впрочем, не растерялся. Ответил, что она и так толстеет на глазах. Куда ей еще пирожком набиваться, на диету давно пора! Оскорбленная в лучших чувствах Голодяевская гордо удалилась, вполголоса назвав Медведя идиотом, что никак не сказалось на его превосходном настроении. Надо ж, не с кем-нибудь на дело идет, а самой Ксюшей. 

Сразу после уроков он отправился в кабинет химии. С собой захватил непрозрачный пластиковый пакет со свертком внутри. Рюкзак остался в классе вместе с Ксюшей, в первой части представления он не играл никакой роли. Назар Петрович был на месте – с тоскливым лицом объяснял Алисе, как рассчитать массовую долю кристаллогидрата в растворе. Алиса, напротив, сияла, хотя из объяснений явно ничего не понимала. Но в ее задание это и не входило, она – по просьбе Ксюши – создавала массовку, чем была несказанно довольна. Вот оно, настоящее приключение! 

– Назар Петрович! – радостно воскликнул Медведь. – У меня замечательная идея!

Казалось бы, это невозможно, но выражение лица учителя стало еще более тоскливым. С его точки зрения, никакая идея Медведя не могла быть замечательной. 

– Давай, выкладывай! – вздохнул он.

– Завтра мы начинаем изучать соединения с тройной связью, – напомнил Медведь. – Я придумал прекрасный опыт для этого урока. 

– Да? – не без иронии заметил Назар Петрович. – Какой же?

– С карбидом кальция, – охотно пояснил Медведь. – Опыт простой: в бутылку с карбидом добавляем воду и завинчиваем пробку…

– Не пойдет, Медведев! – строго перебил его учитель. – Таких хулиганских выходок я на своих уроках не допущу.

– Почему хулиганских? – обиделся Медведь.

– А то не знаешь! Да ведь взорвется твоя бутылка уже через полминуты. А в итоге меня уволят, тебя отчислят, да еще пяток твоих одноклассников от осколков пострадают. 

– Это если пробка без отверстия, – спокойно возразил Медведь. – В моем опыте ничего не взорвется: ацетилен будет выходить через трубочку, вдетую в пробку, и подаваться в колбу с раствором перманганата калия в разбавленной серной кислоте. 

– А что, отличная идея! – воодушевился Назар Петрович. – Газ окислится, раствор обесцветится. Очень наглядный опыт. Вот только у нас нет карбида кальция.

– Обижаете, Назар Петрович! – сказал Медведь, указывая на пакет. – Карбид я принес. В подарок, так сказать, любимой школе.

Учитель воодушевился еще больше. Ай да Медведь! Вот уж удивил, так удивил! И откуда вдруг у этого записного лодыря такая тяга к знаниям? Встав из-за стола, Назар Петрович пошарил по карманам и достал ключ от кладовки.

«Молодец, Ксюша!» – подумал Медведь. – «Правильно рассчитала, что кладовка будет закрыта. В прошлый раз нам с Савчуком просто повезло. Сегодня так легко не будет». 

Назар Петрович открыл дверь и сделал приглашающий жест. Медведь уверенно вошел в кладовку, достал сверток из пакета. И тут же демонстративно схватился за голову: в свертке была скомканная спортивная форма.

– Ой, Назар Петрович, прокол! Карбид в рюкзаке остался, пакеты одинаковые, перепутал! Щас принесу, одна нога там, другая здесь!

Медведь опрометью метнулся из кабинета, только его Назар Петрович и видел. Начинался второй этап операции. В родном классе Ксюша бдительно охраняла рюкзак, пока дежурные мыли пол. 

– Ну как? – нетерпеливо спросила она.

– По плану, – коротко ответил Медведь и закинул рюкзак за спину.

В кабинет химии первой вошла Ксюша. Якобы на консультацию. Завидев ее, Алиса приветливо махнула рукой, дескать, присоединяйся, а то мне одной невмоготу!

– Тебе-то Пуговкина, что непонятно? – удивился Назар Петрович.

– Да хочу с расчетом концентрации кристаллогидратов разобраться, – быстро ответила Ксюша. – Малость подзабыла.

– Ой, и у меня такой вопрос! – с фальшивым энтузиазмом воскликнула Алиса. – Назар Петрович, давайте начнем все сначала! А то я предыдущие объяснения протупила. 

– Ладно, – согласился Назар Петрович.

Но не успел он начать, как в класс с возгласом «принес!» ворвался Медведь. И открыв дверь кладовки, бодро спросил:

– Заносить?

Взглянув на двух девочек, приготовившихся слушать его разъяснения, Назар Петрович махнул рукой. Заноси!

Как бы случайно прикрыв дверь, Медведь скинул рюкзак и начал распихивать реактивы по полкам. Тщательная прорепетированная дома, процедура эта должна была отнять двадцать семь секунд, но в реальных условиях получилось на секунду дольше. Затем на стол лег сверток с карбидом. Осталась последняя операция: Медведь достал из опустевшего рюкзака лоскут цветной резины и сделанный из нее же маленький надутый шарик. Ударил по нему рукой, и раздался резкий, как выстрел хлопок. Медведь удовлетворенно улыбнулся: алиби было обеспечено.

– Что случилось? – встревоженно спросил Назар Петрович, забегая в кладовку.

– Шар мой лопнул! – ответил Медведь смущенно. 

В руках он держал лоскут резины – остатки якобы лопнувшего шара. Вид у него был такой обескураженный, что Назар Петрович не выдержал, рассмеялся.

– Ты что это, Медведев, в рюкзаке воздушный шарик таскаешь? В детство впал?

– Да нет, это я просто физический эксперимент провожу, – еще больше смутился Медведь.

– Какой?

– Ну, если в рюкзак поместить шар с гелием, то вес уменьшается. И ходить легче, и прыгать. Так мне Ксюша сказала.

Назар Петрович повернулся и погрозил Ксюше пальцем. 

– Да, Пуговкина, чувство юмора у тебя нестандартное! 

– А пусть физику учит! – запальчиво воскликнула Ксюша. – Тогда и впросак попадать не будет.

– Даже я понимаю, что на такого здорового парня, как Медведь, нужно пять таких шаров, – важно заявила Алиса.

Ксюша прыснула, а Назар Петрович, вздохнув, заметил:

– Тебе тоже физику подучить не мешает. Ладно, идите. А тебе, Медведев, за то, что придумал хороший опыт для следующего урока, ставлю отлично. Молодец!

В коридоре все трое дружно рассмеялись. Смех, правда, вышел немного нервным: очень уж волнительной оказалась операция по водворению похищенных реактивов на их законное место. Даже более волнительной, чем похищение. 

– Молодцы, девчонки! – одобрительно произнес Медведь. – Разыграли как по нотам. А ты, Ксюша, и вправду криминальный талант. Продумала все до мелочей!

– Vel tactus aut non concludit, – скромно ответила Ксюша.

 

______________________________________________________________________

Vel tactus aut non concludit. – «Или не берись или доводи дело до конца».

Праздничная пицца

Удачное водворение реактивов на их законное место решили отметить в пиццерии. Вдвоем, потому что у Алисы нашлись срочные дела. Ксюша подозревала, что она специально оставила их с Медведем вдвоем, но на подругу не сердилась. Вдвоем так вдвоем, в первый раз что ли? Хотя в пиццерии – в первый.

Медведь, разложив куски пиццы по тарелкам, нежно произнес:

– С завершением дела!

– С завершением! – улыбнулась Ксюша и чокнулась с ним бокалом с соком. 

А затем, заглянув в его глаза, смутилась. Что-то в них было такое, чего раньше она никогда не замечала. Блестели, что ли, как-то по-особенному. Вздохнув, она отпила сока и вдруг обнаружила, что кусок пиццы таинственным образом исчез из её тарелки. Но Ксюша точно знала, что бесследно в этом мире исчезнуть ничто не может. Равно как и появиться из ниоткуда.

– Интересно, куда он делся?

Медведь с недоумением уставился на пустую тарелку Ксюши. Потом перевёл взгляд на свою. Никаких неожиданностей, пицца на месте. Не мудрствуя лукаво, он переложил в тарелку Ксюши еще один кусок из блюда, но уже спустя секунду его ловко подхватила когтистая лапа и утащила под стол. Любительницей краденого оказалась упитанная рыжая кошка. 

– Вот ведь воровка! – рассмеялась Ксюша. – А я уже было подумала, что съела сама и не заметила! 

– Самое время приняться за пиццу, пока еще хоть что-то осталось, – философски заметил Медведь. – И будь начеку, аппетит у этой гражданки, похоже, тот еще.

Но не успела Ксюша поднести вилку ко рту, как дверь пиццерии распахнулась, и на пороге появилась старушка с мопсом. 

– Заходи, Гаричек! Заходи, красавчик мой!

– Старый знакомый! – воскликнула Ксюша.

– Пижон. И бабочка на месте, не забыл нацепить! – усмехнулся Медведь.

Мопс, лениво переваливаясь из стороны в стороны, прошествовал в зал, но вдруг остановился и начал принюхиваться. 

– Что сейчас будет… – злорадно произнес Медведь.

Мопс, как ошпаренный, сорвался с места и помчался на битву с врагом, таща на поводке старушку. У столика, под которым пряталась кошка, он остановился, как вкопанный, и отчаянно залаял, а старушка с разбега врезалась в спинку стула и, чтобы не упасть, ухватилась за скатерть. Скатерть съехала со стола, но Медведь успел подхватить блюдо с остатками пиццы и кувшин с соком, а Ксюша – тарелки, так что на полу оказались только стаканы и сахарница. Из-под стола раздалось гневное шипение.

– Маня! – бросился к столику один из официантов. 

– Гарик! – визгливо завопила старушка, пытаясь оттянуть мопса за поводок от стола. Но не тут-то было! Гарик рвался в драку и отступать без боя не собирался. Но и Маня оказалась не из боязливых: выскочив из укрытия, она прицельно треснула лапой по блестящему носу Гарика. Тот взвыл от боли и отскочил к хозяйке. Но Мане этого показалось мало, она перешла в наступление.  Видя, что дело плохо, старушка в последний момент успела подхватить Гарика на руки, в то время как подбежавший официант оттащил Маню. Но кошка продолжала подвывать, требуя продолжения поединка.

– Егор Валентинович, – крикнула молоденькая официантка, – тут у нас кошачье-собачьи бои!

– Маня?! – Подошедший Егор укоризненно погрозил кошке пальцем и распорядился, чтобы ее унесли от греха подальше. После чего обратился к старушке:

– Маргарита Генриховна, какими судьбами вы здесь, в этом скромном заведении?

Оказывается, старушка была его соседкой по лестничной клетке.

– Ах, Егорушка, эта ваша Маня чуть не покалечила моего Гарика! – пожаловалась она.

– Извечная война кошек и собак! К счастью, песик почти не пострадал, – легкомысленно заметил Егор, проявив явную неосмотрительность.

Мопс в ту же секунду тяжело задышал, заскулил и пустил слезу из правого глаза, левым внимательно наблюдая за обстановкой. Хозяйка обняла его и поцеловала в распухший нос. 

– Бедняжка! Хотела побаловать тебя чем-нибудь вкусненьким, и вот как нас здесь встретили! Все, идём домой лечить носик! И больше ни ногой в это ужасное место. 

С мопсом на руках Маргарита Генриховна гордо прошествовала к двери. И уже открыв ее, погрозила пальцем Медведю и Ксюше:

– Думаете, я вас забыла? Вы моего Гарика норовили обидеть.

– Qualis rex, talis grex.– прошептала Ксюша.

– Не знаю, что это означает, но полностью с тобой согласен, – глядя вслед комичной парочке, задумчиво произнёс Медведь.

 

____________________________________________________________

Qualis rex, talis grex. – «Каков царь, таково и его окружение»

Не нарочно получилось!

То, что Медведь с ней полностью согласен, Ксюше понравилось. Оказывается, может быть славным, если захочет. Как он переменился в последнее время! Или это она сама переменилась? 

«Тьфу, запуталась!» – мысленно констатировала Ксюша. – «Впервые в жизни в голове ни одной ясной мысли! Странно как-то. Может, они здесь в апельсиновый сок алкоголь добавляют? Вот и у Медведя глаза блестят пуще прежнего». 

Покончив с пиццей, Ксюша вопросительно взглянула на Медведя. И хотя сама не до конца понимала, в чем именно заключался вопрос, ответ получила стопудово правильный.

– Да знаю я, что пора тебя провожать домой, – буркнул Медведь с досадой.

На полпути домой Медведь с Ксюшей, не сговариваясь, свернули в сторону парка, что, с одной стороны, удлиняло путь раз эдак в десять, но, с другой стороны, делало его во столько же раз приятнее. В парке оказалось немноголюдно, и Ксюша настолько осмелела, что взяла Медведя под руку, чем привела его в крайнее смущение. 

До дома они добрались спустя час, если не позже. Уже в подъезде возле своей двери Ксюша шепнула:

– Спасибо тебе! 

– За что?

– За пиццу. И за прогулку.

Посчитав, что одного только спасибо недостаточно, Ксюша прижалась к Медведю, упершись щекой в мускулистое плечо, а он, не ожидая от себя самого, нежно погладил её щеку. Так простояли еще минут пять, а, может, и все десять. Но прощаться было пора, и Ксюша шепнула виновато:

– Наверное, нужно идти.

– Нужно, значит, нужно, – согласился Медведь, продолжая гладить щеку.

На то, чтобы убрать его руку и чуть отодвинуться, силы воли у Ксюши еще хватило, а вот чтобы нажать на кнопку звонка – нет. А когда Медведь, разомлевший от необычайной нежности и податливости Ксюши, поцеловал её, она даже несмело ответила. Что было бы дальше можно только предполагать, потому что на площадке верхнего этажа хлопнула дверь, и послышался стук каблуков. Соседка! Как не к стати!

– Пока! – Медведь чмокнул Ксюшу в щёку и мгновенно ретировался. Помедлив, она надавила на кнопку, и уже спустя секунду дверь распахнулась. 

– Ксения! – Во взгляде мамы можно было прочесть что угодно, только не понимание.

– Проходи! – строго добавил взявшийся ниоткуда папа. 

На этом словесная часть воспитательного процесса закончилась, и началась бессловесная. Мама, поджав губы, ушла на кухню, а папа демонстративно взял в руки газету и плюхнулся в кресло. 

«Да, замечательно встретили, ничего не скажешь!» – негодовала Ксюша. Мысленно, конечно. Хотела даже возмутиться, но поцелуй Медведя все ещё жёг ей губы. Может, она и в самом деле провинилась? И родители правы, что не хотят с ней разговаривать?

Усевшись в свободное кресло, она попыталась собраться с мыслями, но фокусировались они только на одном: Медведь её поцеловал, а она не сопротивлялась! И если бы соседка не вышла из квартиры, то, наверное, был бы и ещё один поцелуй. И что тогда? Ксюшу бросило в жар: она вдруг осознала, что злится на соседку. Вот ведь не вовремя на улицу потащилась! 

– Что с тобой?

Только голос папы способен так быстро вывести из состояния нирваны. Но взгляд его был уже не злой, а, скорее, озабоченный.

– Ничего, – не очень уверенно ответила Ксюша. 

– Ничего? Весь вечер отсутствовала, и мы ничего не знали о том, где ты?! Не хочешь рассказать, чем занималась? 

– Я была в пиццерии с Медведем! – призналась Ксюша.

– Замечательно! – язвительно заметил папа. – И что же вы праздновали?

Понятно, что говорить правду нельзя, но врать Ксюша не умела. К счастью выход был: можно ограничиться полуправдой.

– Он получил высокий балл по химии! – сказала Ксюша.

– Повод серьезный! А давай-ка, дочь, про пиццерию поподробнее! 

– Ой, там такое было! – рассмеялась Ксюша.

И обстоятельно описала бой рыжей кошки с мопсом. И о том, что домой попала поздно, потому что они с Медведем решили прогуляться. Только о поцелуе умолчала, имеет же она право на личное пространство в жизни! И пространства этого не должно быть мало, иначе такой огромный Медведь в нем просто не поместится! Ксюша подивилась собственной смелости: еще вчера личное пространство казалось ей вещью абсолютно необязательной. А сегодня? Да-а, многое может за один день измениться. 

Родители к окончанию рассказа основательно оттаяли. Ксюша, осмелев, спросила:

– Если вы так беспокоились, почему не позвонили?

– Почему же, позвонили, – степенно отозвался папа,– только в соседнюю комнату! Твой телефон валялся на кровати.

Ксюша закусила губу, надо же так проколоться! Но, представив как мама названивает ей в пиццерию и торопит домой, сообразила, что в конечном счёте ее забывчивость пошла только на пользу. Настроение сразу же поднялось, Ксюша даже улыбнулась. Улыбнулся в ответ и папа, да и мама уже не смотрела строго. 

– Может быть, стоит перенести ужин на часок, пока наша дочь вновь не проголодается? – предложил папа.

Ксюше стало стыдно: она-то сыта, а вот родители, занятые поисками пропавшей дочери, к еде и не притронулись.

– Не надо ждать! – воскликнула она горячо. – Давайте начнем прямо сейчас!

Никто не возражал, и спустя четверть часа стол был накрыт. Но если папа с мамой без промедления занялись закусками, то Ксюша лишь неторопливо ковыряла вилкой в салате. Как можно что-то есть, когда ей завтра вновь встречаться с Медведем в школе! И что он ей скажет? Или сделает вид, что ничего не случилось, и все останется по-прежнему?

Но по-прежнему не останется уже ничего, и это было очевидно. Так как же теперь строить отношения с Медведем? 

– Вернись к нам, Ксения! – рассмеялся папа, прерывая её размышления. – Хочешь мороженное?

– Отказаться от мороженного?! – воскликнула Ксюша. – Нонсенс! 

Откуда только аппетит взялся! Когда Ксюша отложила наконец ложку, ведёрко опустело наполовину. Папа не скрывал удовлетворения. Мама тоже. Мир в семье восстановился. Жизнь казалась прекрасной.

Увы, только до утра! Проснувшись, Ксюша почувствовала, что в горле выросли шипы. Причем острыми концами внутрь. Глотать было почти невозможно. 

– Открой рот, дочь! – строго сказала мама. – Все понятно, ангина. И это за две недели до экзаменов! Вот оно, наказание за жадность.

– Это была не жадность! – прохрипела Ксюша. – А  улучшатель настроения!

– Поговори мне!

В школу Ксюша, естественно, не пошла. Тем более что температура подобралась уже к тридцати восьми и явно не собиралась довольствоваться достигнутым. 

– Я вызову врача! – пообещал папа и умчался на работу.

Мама осталась дома. Ангина – это не шутки! И правда, к обеду у Ксюши начался жар. К счастью, пришел врач, назначил лечение, и мама – на все руки мастер! – сделала укол, вызвавший целительный сон. Проснулась Ксюша только спустя три часа, температура чуть упала. Но горло болело все так же остро, разговаривать было трудно. И когда позвонил встревоженный Медведь, диалог не получился. 

– Меня не будет в школе несколько дней, возможно, до следующей недели, –  с трудом просипела Ксюша. 

– Можно тебя навестить? – осторожно спросил Медведь. – Лекарства нужны?

– Нет, все есть. Приходить не надо.

Увидеть Медведя очень даже хотелось, но ведь тогда и он её увидит! Пожелтевшую или позеленевшую, без разницы. В любом случае – страхолюдина! 

Медведь, обычно не особо внимательный, в этот раз вовремя сообразил, что напрягать Ксюшино горло разговорами не следует, и потому быстренько попрощался, пожелав скорейшего выздоровления. 

В следующий раз он позвонил аж в четверг, когда ангина, вчистую проиграв борьбу с антибиотиками, позорно покидала арену сражения. Горло практически не болело, да и температура была чуть выше тридцати семи, жить можно. Говорили обо всем, тщательно избегая только одной темы – понятно какой. 

В школе все шло по заведенному, никаких новостей, на всех уроках – подготовка к экзаменам. Что обрадовало Ксюшу, так это то, что в её отсутствие взявшийся за ум Медведь от работы не отлынивал, готовился наравне с остальными. А по химии был просто впереди планеты всей. 

В пятницу не звонил никто, кроме Алисы. Увы, та же тема: годовые контрольные, бесконечные повторения материала, все учатся, даже она сама. А Ксюше, к собственному удивлению, хотелось поговорить о Медведе. 

– Ты его видела в эти дни? – нерешительно поинтересовалась она.

– Мельком в коридоре. Не ревнуй, подруга, он в мою сторону даже не взглянул. Никто у тебя Медведя не отберёт, он твой навек!

Наглый тон Алисы в этот раз почему-то не коробил. Да и что она такого сказала, чтобы обижаться. Навек так навек, кто против определенности?

Медведь объявился в субботу, позвонив сразу после школы. Продиктовал домашние задания по всем предметам и попытался набиться в гости, но разрешения не получил. Во-первых, дома и мама, и папа. Во-вторых, один взгляд в зеркало, и вопрос с повестки снят. Бледная тень с синяками под глазами – вот кто она, Ксения. Нет уж, в школе увидимся!

Но вечером в воскресенье стало ясно, что бледность, как и синяки, к понедельнику сами по себе не исчезнут. Надо что-то делать, иначе на урок придёт не Ксюша, а привидение. Улучив момент – мама была на кухне, – Ксюша пробралась в родительскую спальню. Когда спустя четверть часа папа заглянул в комнату дочери, то застал её врасплох. На его хохот примчалась мама.

– Чем ты занимаешься? – удивлённо спросила она.

– Хочу привести себя в порядок, – беспомощно отозвалась Ксюша. – Завтра в школу.

Во взгляде мамы читался сарказм: тональный крем был нанесен крайне неудачно, да и губная помада казалась вызывающей. 

– Немедленно приведи себя в порядок, ты похожа на чучело.

– Не могу же я идти в школу такой страшилой! – сквозь слёзы ответила Ксюша.

– Ты и так нормально выглядишь, красавица моя! – бодро сообщил папа. – Никакой макияж тебе не нужен.

– С каких пор у тебя на первом месте не знания, а внешний вид? – строго спросила мама. 

Ксюша смутилась, но на помощь неожиданно пришел папа:

– Взрослеет дочь! А ты, дорогая, вспомни: на первое свидание со мной тоже пришла слегка разукрашенная. 

– Так она же не на свидание идёт, а на занятия в школу, – резонно возразила мама.

Делать нечего, пришлось Ксюше смириться с неизбежным: make up отменялся. Идти на уроки надо было такой, какая есть, и вызывать не приязнь, а жалость. 

– Vita - est res saeva! – мрачно сообщила Ксюша, оправляясь в ванную.

Завтра она опозорится перед Медведем. И это после того, как… как он был таким милым.

Но страхи оказались напрасными. Завидев Ксюшу, Медведь просиял, что никак не походило на жалость. Уроки пролетели в одно мгновение, хотя ни одного слова ни по одному предмету не запомнилось. Да и как они могли запомниться, если Ксюша могла сосредоточиться только на одном: пойдут ли они домой после уроков кратчайшей дорогой или опять через парк? Разве ей не полезно после болезни дышать свежим воздухом?

Но Медведь, забрав у Ксюши портфель, выбрал самый короткий путь к её дому – беспокоился, что она слишком слаба для прогулки. Всё-таки неделю проболела, а это не шутки. Возможно, такая забота и была бы оценена, но только не сегодня. Ксюша слишком долго ждала встречи, и это тоже не шутки. Вот почему расставание вышло натянутым, чего бесчувственный Медведь, скорее всего, и не заметил. 

 

_____________________________________________________________

Vita - est res saeva! – «Жизнь – жестокая штука!»

Фиаско

Вторник начался не лучшим образом. Ксюша с трудом заставила себя проснуться, умыться и съесть крохотный бутерброд. Увы, слабость пока давала о себе знать, больше всего хотелось остаться дома. Но долг превыше всего, да и экзамены скоро, нужно как-то готовиться, понедельник-то прошёл впустую. Но и сегодня сосредоточиться на занятиях не удалось. Уроки тянулись так тоскливо, что впервые в жизни хотелось выть. А Медведю, понятно, опять плевать на её состояние. Он старательно переписывал решения задач, конспектировал литературу и историю, в общем, занимался тем, что раньше за этой партой делала только она. Было немного обидно: неужели он не чувствует, как некто рядом страдает? Вот только отчего? На это Ксюша и сама не ответила бы. Но факт страданий сомнений не вызывал.

Зато после уроков Медведь полностью себя реабилитировал, предложив:

– Может, пойдем прогуляемся? Если, конечно, нормально себя чувствуешь.

Ксюша, помедлив с ответом, согласно кивнула. Не может же она выглядеть в глазах Медведя легкомысленной, сразу же соглашаясь на его предложение!

В парке, не сговариваясь, они направились в самый дальний угол, куда не забредали молодые мамаши с колясками. А когда уселись на скамейку, притаившуюся среди орешника, Медведь придвинулся ближе и нежно обнял Ксюшу. Она, не сопротивляясь, положила голову ему на плечо. Видимо, Медведю только того и надобно было, потому что свободной рукой он начал гладить её волосы, причем такими легкими касаниями, будто всю жизнь к этому готовился. Ксюша удовлетворенно улыбнулась. Да, жизнь прекрасна! 

Что ж, так оно и было, Медведь это тоже чувствовал. И потому домой не торопился. Возможно, они досидели бы так до темноты, если бы не зазвонил телефон. Ксюша приложила палец к губам, давая понять Медведю, чтобы он сидел тихо.

– Привет, дорогая! – в трубке раздался голос мамы. – Как ты себя чувствуешь? Ты покушала?

«Хорошо хоть, не спросила, где нахожусь», – подумала Ксюша, – «уверена, что я дома». 

– Мамочка, у меня всё хорошо, конечно покушала. Не волнуйся.

– Я скоро буду.

Пришлось возвращаться. Успела вовремя. До самой ночи Ксюша пыталась сосредоточиться на занятиях, но без особого успеха – мысли упрямо переключались на их с Медведем прогулку. Каким он, оказывается, может быть нежным!

Но если ты учишься в школе и хочешь получать хорошие оценки, уроки нужно делать. Следующим утром Ксюша впервые пришла в школу недостаточно подготовленной. А на химию так и просто не хватило времени. Расплата последовала незамедлительно: Назар Петрович, вызвавший Ксюшу к доске, вразумительного ответа не дождался. Двойку, правда, ставить не стал, ограничился записью в дневнике – «Не подготовилась!» Расстроилась Ксюша основательно: надо же, столько лет училась на «отлично», и вот чем все завершилось! Что теперь дома говорить? Стыдно-то как!

– Давай выведем запись в дневнике смесью марганцовки, перекиси водорода и уксусной кислоты. Даже и следа не останется, пробовал не раз, – предложил Медведь.

– Да, классно ты поднаторел в химии, ничего не скажешь! По-твоему, я должна обмануть родителей?!

– Обмануть – это если ты сведешь запись и на её месте проставишь себе высокий балл, – резонно заметил Медведь. – А так получится сокрытие нежелательной информации. Умолчать, это далеко не то же, что соврать.

– Ну, знаешь ли! – возмутилась Ксюша.

 С таким настроением и вернулась домой, не позволив Медведю себя проводить. Первой с работы пришла мама. И еще с порога спросила:

– Как дела, дочь?

Вопрос был дежурный, и Ксюша ответила уклончиво:

– По-разному.

А поскольку мама к беседе была не особо расположена, других вопросов не последовало. О записи в дневнике пришлось рассказать уже вечером, когда семья собралась за столом. Как выяснилось, к правде – горькой и без прикрас – никто из родителей готов не был. 

– Как ты могла себе такое позволить?! –  вспылила мама.

Но сломило Ксюшу не мамино негодование, а реакция папы. Казалось, выговор сделали ему, а не ей. Ни слова не сказал, но молчал так красноречиво, что Ксюша немедленно дала слово никогда больше его не подводить. И столько в её тоне было убежденности, что родители поверили безоговорочно. Больше эту тему не обсуждали. По крайней мере, при Ксюше. 

Уроки на завтра она выучила, а заодно и многое из пропущенного, но лечь удалось только в середине ночи. К её удивлению, родители ещё не спали: с мамой она столкнулась в ванной комнате, куда пришла чистить зубы. Нотаций дочери не последовало, мама, обычно строгая, обняла Ксюшу и спросила:

– С тобой всё в порядке?

– Да. 

Ответ, конечно, не самый искренний, но не говорить же «нет». Мама посмотрела с сомнением, затем напомнила:

– Экзамены уже на следующей неделе. Справишься?

– Конечно.

– Мы с папой на тебя надеемся.

Мама ушла, а Ксюша осталась возле умывальника с зубной щёткой в руках. Вроде бы ничего такого и не сказали друг другу, а на душе тяжело. Очень тяжело. Нет, родителей она, конечно, не подведёт. Но времени на подготовку действительно мало. Похоже, нелегкие предстоят дни. 

Женская тема

 

В четверг после уроков Ксюша предупредила Медведя, что никаких совместных прогулок в ближайшем будущем не предвидится, нужно готовиться к экзаменам. Материал она подзапустила, теперь нужно догонять. 

Медведь, если и расстроился, виду не показал. Напротив, поддержал:

– Я что, не понимаю что ли?

И тут же предложил:

– А давай вместе готовиться. 

Ксюша задумалась. С какой стороны ни смотри, предложение заманчивое. Первый экзамен химия, а в ней Медведь реально силён, недаром его Назар Петрович так полюбил, всё время высший балл ставит. Так что можно было бы помогать друг другу в ходе подготовки, помощь лишней не бывает. Но даже и не это главное, а то, что Медведь всё время будет рядом. 

– Хорошо, с завтрашнего дня начнем готовиться. 

Но согласие оказалось преждевременным. Услышав, что дочь собирается готовиться к аттестации вместе с Медведем, мама не пришла в восторг. 

– Давай обсудим это вместе, когда придёт папа, – предложила хмуро.

А когда папа пришел, они вдвоём долго шушукались в своей комнате. Ксюша поняла, что путь к совместным занятиям предстоит тернистый, и не ошиблась. Когда родители вышли огласить вердикт, лица у них были строгие, сосредоточенные. На немой вопрос дочери мама ответила прямо:

– Боюсь, что совместная подготовка к государственной аттестации – не лучшая идея.

– Почему? – насупилась Ксюша.

– Потому что ты много пропустила во время болезни, и теперь сдача экзаменов потребует очень серьёзных усилий. Присутствие постороннего будет отвлекать тебя от главного, – пояснил папа.

– Какой же Медведь посторонний? – удивилась Ксюша.

– Но он же пока не член нашей семьи, – заметил папа с иронией.

Ксюша вспыхнула, и мама поспешила вмешаться:

– Дорогой, дай мне самой с ней поговорить. Это женская тема.

И быстро увела Ксюшу в её спальню.

– Что значит женская тема? – возмутилась Ксюша, когда мама прикрыла за ними дверь. – Подготовка к экзаменам – это вопрос учебный, а не женский. И для лучшего результата стоит попробовать позаниматься вместе. 

– Возможно, – согласилась мама. – Но только не перед государственной аттестацией. Слишком серьёзная тема, чтобы рисковать.

– Да чем же рисковать? – продолжала горячиться Ксюша. – Мы оба только лучше подготовимся!

К её удивлению, мама с ответом не спешила. Только внимательно рассматривала дочь, будто видит её впервые. А потом отвела глаза и с участием сказала:

– Видишь ли, ни я, ни твой папа так не думаем.

– Почему? Из-за записи в дневнике? – догадалась Ксюша. – Так я всё исправлю. Это из-за болезни. 

– Да, конечно. Но ты болела и раньше. И всегда находила время для подготовки к урокам. Что случилось в этот раз?

– Не знаю, – Ксюша потупила взгляд.

– А вот мы, кажется, догадываемся, – тихо произнесла мама.

– Думаешь, дело в Медведе? 

Опускай глаза, не опускай, а мама все равно читает в них, как в открытой книге. Ксюше стало стыдно, хотя вроде бы и не от чего.

– Нет, дорогая, дело не в Медведе, – вздохнув, сказала мама. – Дело в тебе. Медведь был и раньше, по сути – с самого детства, но это никогда не мешало тебе учиться. А вот теперь все изменилось, не так ли?

– Да, – честно ответила Ксюша. 

– Но сейчас, дочь, не самое подходящее время для увлечений мальчиками. Давай с этим повременим и сосредоточимся на занятиях. 

– Хорошо, – не очень уверенно отозвалась Ксюша.

А когда мама вышла из комнаты, расплакалась. Впервые в жизни разлад с родителями. Надо же такое. Вот только правы ли они? В этом она совсем не была уверена. При чем тут увлечение мальчиками? А с Медведем они действительно подружились, но что тут плохого? Он становится взрослее, интереснее, с ним приятно общаться, вот её к нему и тянет. Разве это увлечение? Но вспомнив поцелуй в парадной и сидение на скамейке в обнимку, Ксюша закусила губу. 

Узнав, что заниматься они будут все же по отдельности, Медведь откровенно расстроился. И хотя постарался не подать виду, Ксюша это заметила.

– Ты не обижайся, папа с мамой просто восстали. –  попыталась успокоить она друга. – Боятся, что от наших занятий КПД выйдет низкий, и на экзаменах меня ждёт фиаско. Как-никак пропустила я порядочно.

– Да ладно! – махнул рукой Медведь. – Справишься. Ты способная. Может, предки и правы, вдруг я тебя буду отвлекать.

– Или я тебя, – улыбнулась Ксюша. 

– Или ты меня, – эхом повторил Медведь. – В любом случае, не успеешь оглянуться, как экзамены закончатся. И целое лето – наше. 

Уверенность его успокаивала. И правда, сколько тех экзаменов! Сдал и забыл, а жизнь продолжается! Хоть каждый день гуляй с Медведем, никто слова не скажет. Каникулы же!

Жизнь – это не только учёба

Но дожить до каникул оказалось не так просто. Математику и украинский язык Ксюша сдала на «отлично» без всякого напряжения, сказалась подготовка к олимпиадам. А вот химия далась с трудом, пришлось здорово напрячься. Общаться с Медведем во время аттестации удавалось только в компании одноклассников, да и то в нервной обстановке. Переживали все – и ученики, и, кажется, даже учителя. 

Хуже всего, что каждый последующий экзамен давался Ксюше все труднее, видимо, полностью восстановиться после болезни не удалось. День ото дня она становилась бледнее, сил оставалось все меньше и меньше. Продуктивность подготовки таяла, и двух дней на то, чтобы выучить последний предмет аттестации – биологию, не хватало, приходилось корпеть над учебником и большую часть ночи. На экзамен Ксюша шла в тревоге: огромный и сумбурный массив сведений, почерпнутых из учебника, перемешался в голове.

– Что с тобой? – заботливо спросил Медведь, встретивший её на школьном дворе.

– Всё в порядке, – вымученно ответила Ксюша. 

– Ну да в порядке, как же! – хмуро заметил Медведь. – Да от тебя одни только глаза и остались.

– Последний бой, он трудный самый.

– Да уж, – согласился Медведь. – И главное, за что сражаемся? На кой мне та биология? Я ж технарь по натуре!

Череда экзаменов вымотала и его, не привык Медведь заниматься в таком режиме. Но и ударить в грязь лицом перед Ксюшей нельзя, как она будет после этого к нему относиться?! Вот и пришлось зарабатывать хорошие оценки, корпя над учебниками. Осталось, правда, сдать самый ненавистный в силу своей нудности предмет, что было не просто, но все-таки возможно.

– Из нас что, ботаников хотят сделать? – в сердцах добавил Медведь.

- Iovis tu iratus es – tum Erras! – улыбнулась Ксюша. – Ты мог биологию и не сдавать!

– Мог! – согласился Медведь.

– Ведь тебе в медицинский потом не нужно будет поступать.

– Не нужно. Но ты сдаешь. Как ты без меня?

Ксюша ничего не ответила, только улыбнулась. Улыбка на осунувшемся её лице была такой очаровательной, что Медведю захотелось обнять Ксюшу и никуда не отпускать. Но перед входом в школу это вряд ли было бы уместным. Ничего, с завтрашнего дня каникулы! Можно хоть каждый день быть с Ксюшей. 

Когда раздали задания, Медведь облегчённо вздохнул: вопросы попались легкие, ответы на них он более или менее знал. Повезло, потому что выучить всё досконально не удалось – времени не хватило. А может и настойчивости, чего себя обманывать! Взглянув на Ксюшу, он заметил, что она сидит за столом и рассеяно разглядывает потолок. Что это означало, Медведь точно не знал, но предположил, что дело плохо. И не ошибся!

Сосредоточиться Ксюше не удавалось ну никак! Текст задания расплывался перед глазами и не становился понятным, даже если невероятным усилием воли ей удавалось как-то сфокусировать зрение. Слова по отдельности знакомые, но смысл почти каждого предложения оставался неясным. 

Превозмогая сковавшую её слабость, она ещё раз перечитала первый вопрос. И странно, но в этот раз всё сложилось, вспомнить правильный ответ удалось. Ну да, всё же так просто. Десять раз это повторяла! Есть надежда, что и следующее задание будет таким же простым. Главное, не расслабляться, не терять сосредоточенности. 

Когда время истекло, Ольга Павловна, учитель биологии, собрала работы и вывела ребят из класса.

– Ну как ты? – быстро спросил Медведь Ксюшу.

– Нормально, – вымученно ответила она. – Вроде бы на все вопросы ответила.

– Здорово! – обрадовался Медведь. 

– А ты?

– И я! Хотя не уверен, что на сто процентов, – ответил Медведь.– Ксюша, подожди пять минут, за мороженным сбегаю.

Но не успел он дойти до двери школы, как услышал за спиной шум. А обернувшись, увидел, как возле лежащей на полу Ксюши суетится Ольга Дмитриевна, завуч школы, и другие учителя. Спустя несколько секунд Медведь оказался возле них. 

– Вызовите скорую! – распорядилась Ольга Дмитриевна. 

Татьяна Фёдоровна, успевшая первой достать телефон из сумочки, начала набирать номер.

– Какая скорая! – не сдержался Медведь. – Больница в конце квартала!

Подхватив Ксюшу на руки – какой же она была легкой! – он рванул к выходу из школы. За ним Мария Николаевна и Валентина Васильевна, а замкнула процессию Ольга Дмитриевна. Одноклассники, столпившиеся во дворе, при виде этого странного зрелища сначала остолбенели, затем бросились следом. Первой Медведя догнала, как ни странно, Голодяевская. 

– Чего случилось-то?

Идиотский вопрос, как будто и так не видно!

– Куда ты её тащишь?

А это уже Савчук их настиг. Тоже умник! Неужто непонятно, что в больницу?! А вот, кстати, и приёмный покой. Медведь влетел в открытую настежь дверь. Дежурившая в холле медсестра недовольно подняла брови, но не успела и слова сказать, как в помещение начали вбегать вперемежку дети и взрослые. Волна за волной, неиссякаемый поток. Сестра не на шутку перепугалась: неужели где-то поблизости случилась катастрофа?! Вряд ли больница была готова к приёму такого количества пострадавших. Но все прибывшие выстраивались вокруг здорового парня, державшего на руках девочку в бессознательном состоянии, и, кажется, ни один из них не нуждался в медицинской помощи. Не вызывало сомнений, что именно к этому парню и нужно обращаться.

– Что случилось? – поинтересовалась медсестра.

– Обморок, – пояснил Медведь. 

– Фамилия? – Вопрос прозвучал строго, словно на допросе в полиции.

– Медведев.

– Её, а не твоя.

– Пуговкина. Ксения. Послушайте, может, вы сначала помощь окажете, а потом будете бюрократию разводить?! – вскипел Медведь.

– Ладно, заноси её в кабинет, – легко согласилась сестра. – Оформим потом. 

Приоткрыв одну из дверей, она запустила в просторное помещение только Медведя с его драгоценной ношей, остальных желающих решительно отсекла. За столом сидел молодой на вид врач, не вызывавший никакого доверия. Похоже, только-только закончил медицинский. Медведь аккуратно уложил Ксюшу на кушетку и хмуро произнес:

– Спрашивайте.

– А что тут спрашивать! – легкомысленно отозвался доктор. – И так всё понятно. 

Но к пациентке все же подошел и первым делом нащупал пульс. Потом начал измерять давление. Медсестра поднесла к носу Ксюши ватку, смоченную нашатырным спиртом. Показывая Медведю на дверь, махнула рукой: давай мол топай отсюда, без тебя справятся. 

А спустя ещё минуту Медведь вообще перестал быть нужен: появившаяся наконец Ольга Дмитриевна взяла инициативу в свои руки. Продиктовав все необходимые сведения, она тут же попросила Марию Николаевну связаться с родителями Ксюши. Затем выгнала из холла всех учеников, а потом и учителей. Остаться по неизвестной причине разрешила только Медведю. Правда, в кабинет врача медсестра их всё равно не пустила. Как и маму Ксюши, которая примчалась спустя несколько минут после звонка

А осмотр затянулся. Врач вышел спустя полчаса, причём в таком же весёлом расположении духа, в каком пребывал до появления Медведя. Видно, это было его нормальное состояние.

– Пожалуй, оставим мы вашу девочку на денёк-другой, – безошибочно обратился он к маме Ксюши. 

– Что с моей дочерью? – дрогнувшим голосом спросила она.

– Ничего страшного, просто переутомилась. Девочки в таком возрасте очень чувствительны к стрессам. Не беспокойтесь, сделаем анализы, понаблюдаем чуток да отпустим. Не будем портить ребенку каникулы. 

– Я могу подежурить у неё сегодня ночью? – спросила мама Ксюши.

– Зачем? – удивился врач. – Я сделал укол, и через полчаса ваша девочка уснёт, а проснётся в лучшем случае утром. Так что до завтра вам здесь делать нечего. Сейчас её перевезут в палату. А пока всем до свидания.

 

Ксюшу выписали через день. Перед тем, как её забрать, мама зашла к заведующей отделением. 

– С вашей дочерью все будет в порядке, – без обиняков сообщила она. – Прежде всего, нужно дать Ксении отдохнуть. Лучше на природе, если у вас есть такая возможность. В первую очередь она нуждается в психологической разгрузке. Быстрее окрепнет. 

– Возможность есть, – твердо сказала мама. – Отправим её в деревню на лето.

– Отличная идея! – одобрила врач. 

 

______________________________________________________________________

Iovis tu iratus es – tum Erras! – «Юпитер, ты сердишься – значит, ты не прав!»

 

Расставание

Провожать Ксюшу, не считая Медведя, вызвались Алиса и Савчук. Вот только народу на автовокзале скопилось столько, что толком и не пообщаться. Поэтому минут за десять до отправления автобуса родители Ксюши тактично отошли в сторону. Но не успел Медведь и рта раскрыть, как его оттеснила Алиса. 

Обняв подругу, она сообщила заговорщицки:

– Не переживай, два месяца пролетят незаметно. А я тут за Медведем присмотрю в твое отсутствие, не сомневайся.

После неё попрощаться с Ксюшей решил и Савчук. Хотел что-то сказать, но запнулся, а затем достал из кармана батончик «Сникерс».

– Вот. Чтобы не было так грустно!  Нужно поддерживать уровень сахара в крови во время дороги. 

Наконец пришел черед Медведя. Но он не знал, что сказать, а Ксюша не спешила прийти на помощь. Так они и стояли, не отводя взгляда, что само по себе говорило о многом. Даже слишком о многом – подумала мама и увлекла папу спасать ситуацию. 

– Всё, пора в автобус! Отправление с минуты на минуту, – скомандовал он. 

Ксюша беспомощно оглянулась, потом вновь перевела взгляд на Медведя. Он мужественно улыбнулся, а что еще оставалось делать? 

– Ничего, время летит быстро! – ободрила отчаявшуюся дочь мама. – Отдохнешь, окрепнешь и в августе вновь встретишься с друзьями. Давай, дорогая, прощайся скорее!

– До встречи, Медведь! – сказала Ксюша и протянула ему руку. –  Ibi victoria,ubi concordia.

Медведю хотелось как можно дольше удерживать её ладонь, крохотную, словно маленькая птичка. Разожмешь руку – улетит! На несколько секунд они застыли, не в силах разъединиться, пришлось маме вмешаться снова:

– Ксения! Автобус уедет без нас!

Но уехал он только через пять минут. Место Ксюши было с противоположной стороны, но там почти вплотную стоял другой автобус – не подойдешь! А с этой её не видно, только папу и немного маму. Друзья переместились ближе к выезду с автовокзала и все-таки успели помахать Ксюше, а она помахать им в ответ. 

Домой шли скучные, не разговаривали. Алиса украдкой взглянула на Медведя. Держался он на удивление хоошо, даже улыбался. Вот ведь бесчувственный! 

Мальчики проводили ее до самого дома. Протянув Медведю руку на прощание, она съязвила:

– Пока, Iron man!

Видимо, он обиделся, потому что в ответ протянул левую руку.

– Ты меня совсем не уважаешь, что ли?

Ни слова не говоря Медведь переложил что-то из правой руки в левую, после чего протянул освободившуюся ладонь Алисе. Но ей было уже не до рукопожатия!

– Ну-ка показывай, что там тебе Ксюша передала! – строго сказала она.

Медведь развернул записку, на которой было написано:

Село Васильевка, улица Долгая, дом 11.

– Ай да подруга! – взвизгнула от восторга Алиса. – Моя школа!

– Поедешь? – поинтересовался Коля.

– Конечно, – ответил Медведь.

На том и расстались! Дома Медведь внимательно перечитал записку. Аккуратный почерк, минимум информации. И в то же время очень много, в этом вся Ксюша. Впервые в жизни Медведь задумался, как бы он жил без неё. И не смог представить. В начале следующей недели, когда родители Ксюши вернутся домой, он отправится в Васильевку. Что последует дальше, можно только гадать. Наверное, что-то важное. Или нет, кто знает. Но в одном он был уверен: она будет его ждать.

_____________________________________________________

Ibi victoria,ubi concordia – «Там победа, где согласие».

Категория

Первая премия
Поделиться в сетях: