•   +38 (048) 777-60-68
  • +38 (095) 638-61-79

Победители 2018

Юлия Лазуткина, г. Шостка, проза для детей младшего возраста, украинские авторы

Юлия Лазуткина, г. Шостка, проза для детей младшего возраста, украинские авторы

 
Ксерокс
 
Глава 1. Сюрприз
В коробке было тепло и сухо. Время от времени она тёрлась о какую-то ткань. 
– Я в кармане! – догадался зверёк.
Кто-то шуршал рукой по коробке и ласково повторял:
– Как же тебя назвать, малыш? Может, Чёрная Голова? Звучит устрашающе, словно кличка пирата. Чёрная Борода? Ах-ха-ха! Тогда, может, Джек Воробей? Не-е-е, слишком длинное имя. Нужно что-то покороче… Васька? Да нет, это больше коту подходит. Петька? Получится петух какой-то. Хомка? Так ты же не хомяк, а крыса. О, придумал! Назову тебя Казимир Любомирович, как нашего физика зовут. Ох и противнющий же он! И тощий, и длинный, как твой хвост! Вот прихожу домой и кричу: «Казимир Любомирович», а ты, то бишь он ко мне прибегает, на задние лапки становится. Ах-ха-ха! 
Голос затих, потом продолжил:
– Не-е-ет, этого Казимира Любомировича терпеть не могу, а ты мне нравишься! Надо что-то другое. 
В голову лезли одни кошачьи клички: Пушок, Персик, Барсик… Потом «кошачья» тема закончилась, и пошла «школьная»: Циркуль, Косинус, Катализатор, потом – «компьютерная»: Комп, Ноут, Мышка (явно не то!), Гугл, Сканер, Принтер.
– Точно! Придумал! Будешь Ксероксом!
Из ровных и убаюкивающих шаги перешли в быстрые и дёрганные: бежит по лестнице! Вот зазвенел звонок в квартире № 8. Послышались разные голоса:
– Сынок! Ты чего так долго?
– Да так, мам, задержался.
– Обед остывает!
– Бегу, бабуль! Привет, дедушка!
Мальчик прошмыгнул в ванную, быстренько помыл руки и направился на кухню.
– Мам, я тут это, не знаю, как сказать…
Начало заинтриговало. Воцарилась абсолютная тишина. Мальчик с полминуты помялся, переступая с ноги на ногу, почесал нос, покрутил головой и, собравшись с силами, достал из кармана коробку и выдал:
– Знакомьтесь, это Ксерокс!
Яркий свет ударил малышу в глаза. Он поморщился, но всё же пересилил себя, понимая, что должен предстать во всей красе перед новыми хозяевами: двумя женщинами, молодой и пожилой, и седым мужчиной. Зверёк поднялся на задние лапки, доверчиво потянулся к ним своим носиком и улыбнулся:
– Здравствуйте! Я Ксерокс! Так меня только что назвал мой хозяин.
Мужчина равнодушно продолжал глядеть в газету, пожилая женщина презрительно фыркнула: «Фу, какая гадость!», а молодая пронзительно завизжала и грохнула об пол тарелку. 
Дзынь!
 
Глава 2. Экскурсия
– Славик, ну зачем тебе крыса? У тебя уже есть кот и собака. И кто ухаживает? Ты? Ничего подобного: бабушка кормит, дедушка выгуливает, я стригу и вычёсываю, а папа всё это дело оплачивает! А кто мне обещал, что будет «сам и гулять водить, и ухаживать, и воду менять»? 
Мальчик неловко ковырял пальцем кровать и отводил глаза.
– Ну, ма, тут я точно!.. Я правда-правда! Я точно правда обещаю, что буду сам ухаживать!
– Конечно, сам! Потому что крысу твою в руки не возьму! Хвост-то какой мерзкий!
По комнате с тазиком выстиранного белья прошествовала бабушка:
– Это же надо додуматься: крысу в квартиру притащить! Да у нас в подвале столько этих паразитов! А они сколько заразы переносят! Фу!
Она переступила через старенького дремлющего пекинеса и скрылась на балконе. 
– Да, – тут же подхватила мама, – знаешь, сколько они болячек переносят?
– Мам, на нём нет болячек, он из зоомагазина. И к тому же он ещё совсем маленький.
Запиликал дверной звонок. Мама подхватилась:
– Папа с работы пришёл! Слава, иди делай уроки, мы с тобой ещё договорим.
Мальчик, грустно опустив голову, поплёлся в свою комнату, где в подаренной приятелем клеточке его ждал совсем не грустный Ксерокс. Славик на секунду задержался напротив добродушной усатой мордашки. Тут и не захочешь улыбнуться, так улыбнёшься: на головке шёрстка чёрненькая, а спинка белая – крыска капюшончатая, носик розовый, глазёнки-бусинки, а умнющие! Славик клацнул защёлкой, и Ксерокс оказался в его тёплых ласковых руках:
– Ничего! Не бойся, я тебя не отдам!
То, что хозяевам он не понравился, Ксерокс понял сразу. Вернее, не всем хозяевам, а только взрослым. Маленький хозяин его любил. Он сразу это почувствовал, как только мальчик взял его на руки в магазине. Тогда Ксерокс так радовался, что попал в добрые руки! А потом было неимоверно обидно: ну за что они так? Но крысёнок всё же не отчаивался! Значит, нужно сделать для них что-нибудь хорошее, («Может, тогда они меня полюбят!») а для этого надо хорошенько осмотреться на новом месте и познакомиться с его обитателями. Когда внимание мальчика полностью переключилось на уроки, усатый зверёк, не теряя времени, отправился на экскурсию по квартире.
Возле балкона по-прежнему спал старенький лохматый рыжий пёс.
– Извините… – Ксерокс был очень вежливым существом, он терпеливо ждал, когда пекинес обернётся на его голос, но тот не реагировал.
– Извините, – повторил он.
– А? Что? – пёс дёрнулся спросонку. – Ты кто?
– Я Ксерокс, – обрадовался крысёнок возможности представится, – меня принёс вчера Слава. А можно спросить, как зовут вас?
Пекинес в недоумении смотрел на что-то мелкое перед его выпуклыми, блестящими, но уже подслеповатыми глазами:
– Меня? Тоша. А зачем тебе?
– Как зачем? – улыбнулся Ксерокс и поднялся на задние лапки. – я теперь буду жить с вами.
– А вот на счёт этого сомнева-а-аюсь, – послышался за спиной протяжный голос.
Ксерокс обернулся и от неожиданности отскочил. Перед ним стоял белый с чёрными пятнами кот. Ко-о-т! Мама-крыска всегда говорила, что котов нужно бояться и бежать от них. Это и было первой мыслью Ксерокса. Но ещё она говорила, что нужно быть вежливым, а убегать от своих соседей, тем более, старших по возрасту, тем более, когда знакомишься, не очень вежливо. Преодолев первую волну ужаса, Ксерокс остался на месте. 
– Здр-здравствуйте, – пролепетал он. – К-к-как Вас зовут?
Кот рассмеялся:
– Это тебе не пригодится! 
– П-п-почему?
– Да потому что я тебя сейчас съем!
Его серые глаза сверкнули совсем близко. Ксерокс отскочил и упёрся в лохматую спину пекинеса. Он с надеждой оглянулся на пса, но тот уже вовсю храпел. Ксерокс сжался и закрыл мордочку лапками… Кот изогнулся в прыжке, обнажил когти и…
– А ну стой!
Чья-то уверенная рука отбросила его от крысёнка. Ксерокс поднял головку. Перед ним стоял Слава.
– Не смей его трогать! Понял, Маркиз?
Маркиз невинно умывался и время от времени поднимал на мальчика свои серые глаза, мол, я тут ни при чём, ничего не знаю.
Слава подхватил Ксерокса и унёс к себе в комнату. Первая экскурсия оказалась не очень удачной.
 
Глава 3. Сахар
Несмотря на все неудачи и опасности, Ксерокс не опускал рук, вернее, лапок. Он уже освоился в своей клеточке и неплохо знал Славину комнату. Но самое главное: по-прежнему горел желанием сделать что-то хорошее для взрослых хозяев, которые, проходя мимо клетки, бросали только «Фу!», «Гадость!», «Болячки!» или же просто отворачивались, когда он тянулся к ним улыбающейся усатой мордочкой. 
От прогулок по квартире он тоже не отказался, хотя боялся снова наткнуться на Маркиза. Знал, что вступиться за него может только Слава, и поэтому гулял лишь тогда, когда мальчик был дома.
Через три дня после первой встречи с котом крысёнок снова стоял рядом с лохматым пекинесом. Старичок бурчал что-то сквозь сон, а Ксерокс наивно думал, что тот с ним разговаривает. Малыш сел на небольшой уступчик, свесил лапки и вёл, как ему казалось, разговор:
– А вы здесь давно живёте?
– Бегу. Бегу.
– С тех пор, как вы начали бегать, да? Наверное, давно. Теперь-то вы уже не бегаете, – Ксерокс осёкся, поняв, что невежливо указывать собеседнику на его возраст, но, подождав полминуты и не услышав никакой гневной тирады в ответ, решил, что старый пёс не обиделся. – А хозяева хорошие?
– Мясо! Мясо! – затараторил во сне пекинес.
– Мясом кормят, да? Значит, хорошие, – улыбнулся Ксерокс и, помолчав, решился задать свой главный вопрос: – Скажите, пожалуйста, а что я могу для них сделать, чтобы они меня полюбили?
Ксерокс навострил ушки, готовый внимательно выслушать и принять совет. Но вместо сонного бурчания зазвучал знакомый мяукающий голос:
– Понравится им хочешь, да?
Ксерокс вскочил и испуганно обернулся.
– Да не боись! – Маркиз сидел, важно развалившись. – Больно надо есть тебя при такой-то кормёжке! А что сделать для них, могу подсказать. Ну что, говорить, или сразу в свою комнатушку умчишься?
– Говорите! – набравшись смелости, крикнул Ксерокс и уже тише добавил: – Пожалуйста!
Кот помолчал, вылизывая лапу, а потом, не глядя на крысёнка и обращаясь как бы к самому себе, промяукал:
– Хозяйка на кухне кофе хозяину готовит. Сахар забыла положить, а он жуть как сладкое любит. Побеги, насыпь сахара, они поймут, что это ты сделал, будут довольны.
– Спасибо! – Ксероксу не верилось, что тот же Маркиз, который недавно пытался его съесть, теперь помог ему. – Спасибо! – ещё раз крикнул он и побежал на кухню. – Спа-си-бо-о-о!
– Вот дурень, – промурчал в усы Маркиз.
Славина мама действительно готовила кофе для вернувшегося с работы папы. Ксерокс быстро прикинул, как добраться до нужной полки: сначала запрыгнуть на табурет, потом по шторке вскарабкаться на кухонный стол, залезть на трёхлитровую банку с вареньем, а с неё – на полочку с солью, сахаром, подсолнечным маслом и другими съестными припасами. Маршрут проделал быстро. Кофейная чашка стояла очень удобно: прямо под нужной полкой. Оставалось лишь перевернуть сахарницу и хорошенько подсластить кофе хозяину. Что и было сделано, пока хозяйка отвернулась. Уставшая после работы, она ничего особенного не заметила, взяла кофе и понесла в комнату. Ксерокс сел около сахарницы и стал ждать. Ждать долго не пришлось. Через пару секунд из гостиной донеслись крики:
– Да его же пить невозможно! Приторно! Ты что, забыла, что я сладкого терпеть не могу?
– А ты не кричи на меня! Подумаешь, кофе ему не такой!
– Да что мне, кофе уже нормально нельзя попить? Я целый день пашу, приползаю уставший, хочу расслабиться!
– Между прочим, я тоже пашу, тоже устаю и тоже хочу отдохнуть! А тут ты со своими закидонами!
– Что ты сказала? Закидонами?
– Да, закидонами! – Славина мама влетела на кухню и сердито стукнула кофейной чашкой, расплескав приторный кофе.
– Ой-ой-ой, – подумал Ксерокс и съёжился от страха, поняв, что ничего хорошего ждать не стоит.
Можно убежать, но это очень подло и некрасиво, и он остался рядом с перевёрнутой сахарницей.
С минуту постояв, женщина медленно подняла глаза и упёрлась взглядом прямо в чёрно-белую крыску.
– Ах, так это ты? Это из-за тебя! А ну иди сюда!
Она резко схватила маленького Ксерокса и большими шагами направилась в детскую. Перед крысёнком, который беспомощно болтался в руках, проскользнула расплывшаяся в наглой ухмылке кошачья морда.
– Чтобы оно, – мама тряхнула Ксерокса так, что у того закружилась голова, – по квартире больше не шлялось! 
Она швырнула крыску в клетку, клацнула защёлкой и ушла. Славик растерянно подошёл к хвостатому другу.
 
Глава 4. Все могут плакать
В тот вечер плакали многие. Плакал, свернувшись в уголке своей клетки, Ксерокс, не понимая, почему к нему так относятся. Потому что он – крыса? Разве это плохо? Крысы же не ненавидят людей только за то, что они – люди! Его худенькая белая спинка и плечики вздрагивали в такт всхлипываниям. Он же ничего плохого не хотел! Полюбил доброго, отзывчивого мальчика Славу, а если Слава – его хозяин, любит своих родных, то и сам Ксерокс, не любить их не может. Он любит их даже таких, неприветливых. А они… Очень больно. А ещё больнее от того, что хозяева поссорились из-него. Ксерокс не знал, что такие ссоры в последнее время стали не редкостью. Папа приходит раздёрганный с работы и кричит на уставшую маму, а она на него, из-за этого семилетний Славик часто и тихо плачет, зарывшись в подушку. Как и сейчас…
За окном лил холодный дождь. 
Слава с красными глазами, подошёл к крысёнку и взял на руки. Мальчик долго смотрел на маленькое тёплое живое существо, а потом заговорил:
– Понимаешь, они часто ругаются. Мама плачет, папа курит. Понимаешь? Бабушка с дедушкой раньше пытались помирить, защищали то маму, то папу, но ничего не выходило, теперь уже не вмешиваются. Живут через дом от нас, прежде часто у нас бывали, а теперь уходят, как только начинается ссора. Мама просто устаёт на работе. И папа тоже. Вот они такие и нервные.
Мальчик вздохнул. Серьёзно. По-взрослому. Сколько бы Ксерокс хотел ему сейчас сказать, поддержать, пожалеть! Но мальчик, как и все люди, не понял бы его языка. Он посадил Ксерокса на кровать и, мрачный, принялся за уроки. Ксерокс посидел немного рядом с маленьким хозяином, а потом тихонько направился в коридор. Он знал, что если хозяйка приказала сидеть в клетке, то надо выполнять, но ему так хотелось поделиться своим горем, а заодно и горем лучшего друга, любимого хозяина, что он не мог усидеть на месте. 
Крысёнок тихо прошмыгнул по коридору мимо гостиной, спальни, кухни и вдруг увидел, что ведущая в общий
подъезд дверь, за порогом которой он бывал всего раз – в Славином кармане в день своего прибытия – приоткрыта! Ксерокс, недолго думая, шмыгнул в щель, надеясь где-то там выплакать свою горечь.
 
(Опубликован отрывок произведения)
 

Категория

Вторая премия
Поделиться в сетях: